Официальный блог Радио Свобода (svobodaradio) wrote,
Официальный блог Радио Свобода
svobodaradio

Зато мы делаем ракеты



Первое впечатление обычно бывает точным, так устроена человеческая психика. Первое, что пришло на ум после знакомства с посланием Путина Федеральному собранию, — воспоминание. Люди моего поколения могут помнить, как в 1958 году Никита Хрущев, стуча кулаками по трибуне и брызгая слюной, сообщил потрясенным членам Верховного Совета о том, что производство ракет в СССР “поставлено на конвейер”. Он вроде бы сам видел, как “ракеты выходят, словно сосиски из автоматов”. Желаемое Хрущев выдал за действительное и через четыре года развязал Карибский кризис. Мир оказался на волосок от ядерной войны, но быстро выяснилось, что ракет у Советского Союза совсем мало и что летают они очень плохо. Пришлось под прицелом американских кораблей вывозить с Кубы ядерное оружие. Через два года соратники припомнили Хрущеву эту авантюру. Видимо, члены Политбюро до конца жизни помнили леденящий страх, охвативший их от осознания: еще чуть-чуть, и все будет кончено.

Выступая с предвыборным посланием, Путин рассказал о “выдающихся” достижениях талантливых российских ученых и конструкторов, создавших невиданные ранее виды оружия, которых ни у кого, кроме России, нет. Лукавил Путин или нет — неясно. Скорее всего, многое преувеличил. Но, допустим, не лукавил. Тогда возникают три вопроса: действительно ли Россия может безнаказанно грозить Западу ядерным уничтожением? Почему Путин решил напугать своих “партнеров”? Какой может быть реакция Запада?

Путин не случайно начал с рассказа о выходе США из Договора ПРО. Дело в том, что названные им новые носители ядерного оружия, за одним исключением, предназначены для того, чтобы преодолеть или обойти реальную или потенциальную систему противоракетной обороны. Они были задуманы не сегодня, а в 1980-е годы, когда Кремль всерьез поверил, что в США может быть создана эффективная ПРО, способная уничтожать ракеты на старте, а боеголовки в космосе или при подлете к цели. Тогда перед учеными была поставлена сложная задача: придумать такие носители, которые не могут быть перехвачены американскими боевыми лазерами или противоракетами. Ученые почесали в затылках и придумали. Тогда ученые не могли перебраться в Кремниевую долину, поэтому им ничего не оставалось делать, как дома изобретать планирующие боевые блоки, летящие с гиперзвуковыми скоростями, крылатые ракеты с ядерными двигателями и тому подобное. Вопросом, сколько это стоит, они не задавались, ибо были уверены: сколько понадобится, столько и дадут. Тогда не дали, потому что не было у СССР таких денег.

А что же сегодня? Средства, может быть, и нашлись — как всегда, за счет населения, — однако перечисленные Путиным экзотические вооружения не меняют того, что специалисты называют стратегическим сдерживанием, то есть не увеличивают способность России одним ударом уничтожить все ядерные средства США, предназначенные для “удара возмездия”. Допустим, межконтинентальная баллистическая ракета “Сармат”, о которой поведал президент России, действительно может долететь до США не через Северный, а через Южный полюс, таким образом она и впрямь окажется вне зоны действия американских средств ПРО, развернутых на Аляске или на кораблях в Северной Атлантике. Маневрирующий боевой блок или малозаметную крылатую ракету (будь то с ядерным двигателем или с обычным) и в самом деле уничтожить труднее, чем громоздкий Ту-160, но существенного выигрыша Россия не получит: задача их та же самая, что у “обычной” МБР, — доставить ядерный боезаряд к цели.

Суть стратегического равновесия в том, что ни США, ни Россия не могут, как бы кому-то из них этого ни хотелось, уничтожить в первом “обезоруживающем ударе” соответственно российские или американские стратегические вооружения, предназначенные для ответного удара. Никакая система ПРО не может со стопроцентной гарантией перехватить средства ядерного возмездия, оставшиеся у США или России после “обезоруживающего” удара. Это прекрасно понимают американские стратеги и политики. Создаваемая в США противоракетная оборона предназначена только и исключительно для перехвата примитивных боеголовок первого поколения, имеющихся у КНДР или разрабатываемых в Иране, на большее она не способна.

Несколько иначе обстоит дело с так восхитившим Путина подводным беспилотником с ядерным двигателем. Это, по сути, развитие старой идеи “машины Судного дня”. В 1960-е годы в СССР планировали заложить на морском дне где-нибудь около американских берегов мощный ядерный заряд, вызывающий цунами, смывающее Лос-Анджелес, Нью-Йорк или, скажем, Майами. Эта “дебютная идея” была тогда отвергнута как дорогая и в сущности нелепая. Если такое цунами вызвать в начале конфликта, то американцы ударят по СССР всей своей ядерной мощью, а если в конце, то мощная приливная волна будет дублировать удар “возмездия”, нанесенный “обычными” МБР.

Такова азбука стратегического баланса. Проблема в том, что Путин и его советники ее не понимают. В школах КГБ их учили вербовке, а не тонкостям систем современного оружия. Слова “гиперзвук”, “маневрирующий боевой блок” и “число Маха” действуют на них как гипноз, они верят боссам военно-промышленного комплекса и директорам оборонных НИИ. Эти боссы и директора, как и в советские времена, умело играют на комплексах политиков и стереотипах Кремля. В итоге Путин повторяет ошибки Андропова и Горбачева: испугавшись “звездных войн”, те выбросили огромные средства на разработку и производство стратегических наступательных вооружений, окончательно подорвав советскую экономику.

Иными словами, экзотические средства доставки стратегических ядерных боезарядов, которые так нравятся Путину, избыточны, а потому бессмысленны. Опасность в другом: оказавшись во внешнеполитическом тупике, Путин шаг за шагом наращивает противостояние с Западом. После провала “проекта Новороссия” он ввязался в войну в Сирии. Когда и эта попытка “принудить Запад к любви” не удалась, он грозит США и НАТО новыми видами оружия. К такой тактике президента толкает озабоченность российской правящей верхушки не столько американскими санкциями, сколько перспективами противостояния с Западом в целом. Эти люди, за исключением, возможно, немногих генералов и владельцев военных предприятий, задают себе вопрос: а нужен ли им лично конфликт с США и Европой? Выиграть в таком конфликте они ничего не могут, а вот потерять могут многое: недвижимость в Майами и Ницце, счета в швейцарских банках и даже жизнь, если дело дойдет до запуска гиперзвуковых блоков. Путин чувствует зреющее недовольство. Показать своим соратникам, что их вождь силен, что их интересам ничего не угрожает, можно, по его представлениям, только запугав Запад и заставив его отступить.

Я не верю в наивность Запада. Там не могут не понимать, что сталкиваются с военно-политическим шантажом. Договариваться с шантажистом — значит лишь разжигать его аппетиты, а единственный способ урезонить — противопоставить домогательствам спокойную, но жесткую силу. Способны ли западные лидеры избавиться от комплекса “полезного идиота”, покажет ближайшее будущее. Если нет, то придется повторить вслед за Гегелем, что единственный урок истории в том, что никто не учит ее уроков.

Юрий Федоров — политический эксперт

Высказанные в рубрике “Право автора” мнения могут не отражать точку зрения редакции



Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo svobodaradio сентябрь 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment