May 6th, 2017

Сват Путина и "неустановленные лица"



В конце апреля городской суд курортного города Геленджик вернул на доработку в прокуратуру так называемое "дело ЧФК" –​ Черноморской финансовой компании. Подконтрольные ЧФК структуры выиграли на конкурсе право аренды большого лесного участка в пригороде Геленджика, разбили его на 400 с лишним маленьких и переуступили права аренды частным лицам. Покупатели участков не подозревали, что строить дома в лесу запрещает закон. Теперь их постройки сносят, а дело обрастает новыми подробностями и фигурантами – в том числе высокопоставленными.

В скандале, который разрастается вокруг "дела ЧФК", могут оказаться замешаны самые разные люди – от бывшего губернатора края, а ныне министра сельского хозяйства Николая Ткачева (в расследовании уголовного дела фигурировали сестра его бывшего заместителя, а ныне депутата Госдумы от "Единой России" Александра Ремезкова, а также зять Ткачева Роман Баталов) до Николая Шамалова – отца Кирилла Шамалова, супруга Катерины Тихоновой, предполагаемой дочери Владимира Путина.

Читайте подробности на нашем сайте.


promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Хакеры взломали электронную почту избирательного штаба Макрона



Представители кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона сообщили в пятницу вечером, что электронная почта и другие средства связи, которыми пользуется его избирательный штаб, подверглись "массированным и координированным атакам хакеров".

Детали похищенной "электронными пиратами" информации не разглашаются, отмечается только, что правдивые сведения в них перемешаны с ложными. Пятница была последним днем активной агитации перед предстоящим в воскресенье вторым туром голосования, в котором центристу Макрону противостоит кандидат ультраправых Марин Ле Пен. "Хакерские нападения под конец избирательной кампании явно рассчитаны на подрыв демократического процесса, как мы уже это видели в прошлом году в Соединенных Штатах", - заявили представители Макрона.

Соперник Макрона Марин Ле Пен многие годы поддерживает тесные финансовые связи с Кремлем, освещение ее предвыборной кампании в российских СМИ было неизменно положительным. В конце марта во время визита в Москву ее принял Владимир Путин. В минувшую среду за несколько часов до теледебатов кандидатов в президенты интернет-боты распространили в Твиттере слухи, будто у Макрона имеются тайные оффшорные счета. Ле Пен повторила это обвинение в ходе прений, спровоцировав соперника на резкий ответ, что она "пляшет под дудку Кремля".

Сторонника Навального задержали в метро из-за наклейки на сумке

В московском метро сотрудники полиции задержали сторонника Алексея Навального - Никиту Павлова. У Павлова при себе была сумка с наклейкой «Навальный 2018».

Вначале старший сержант полиции сообщила ему, что "агитация в метро запрещена". Позже она заметила, что Павлова задерживают не из-за наклейки, а для установления личности. Задержанного отвели в комнату полиции и после проверки документов отпустили.

Представители Управления внутренних дел на Московском метрополитене не прокомментировали этот случай.

Согласно правилам метрополитена, нельзя наносить надписи, изображения и другие информационные материалы на внешние и внутренние поверхности поездов и на сооружения метрополитена.



Навальный подал документы на европейскую визу



Российский оппозиционер Алексей Навальный, подал документы на визу в Европу. Там он собирается заняться лечением ожога глаза. Об этом сообщил глава федерального штаба Навального Леонид Волков.

Волков не уточнил, в посольство какой страны обратился оппозиционер. Сам Навальный ранее сообщил, что может поехать на лечение в Испанию или Швейцарию.

В конце апреля на Навального напали в Москве. Ему плеснули в глаз химическим раствором зеленого цвета, в результате чего политик получил химический ожог глаза.Через несколько дней после нападения, ФМС внезапно выдала Навальному заграничный паспорт. Оппозицинер не мог получить документ в течение пяти лет из-за уголовных дел.


Конгресс США отказал в аккредитации агентству Sputnik



Пресс-галерея Конгресса США, занимающаяся аккредитацией СМИ, отказалась предоставить российскому информационному агентству Sputnik пропуск для прессы.

Глава пресс-галереи Джастин Уилсон подчеркнул, что аккредитация не дается СМИ, поддерживаемым каким-либо государством. Он отметил, что агентство Sputnik может обжаловать решение. Корреспондент Sputnik Эндрю Файнберг назвал ситуацию "абсурдной" и сообщил, что планирует оспорить позицию пресс-галереи Конгресса.

Sputnik является частью российской государственной медиагруппы "Россия сегодня". Оно занимается освещением событий за рубежом. Должностные лица в США неоднократно обвиняли Sputnik в распространении российской пропаганды и попытках вмешаться в политический процесс в других странах. В феврале с подобными обвинениями выступил представитель предвыборного штаба кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона.

Коми: школьники закидали церковь яйцами

В Республике Коми, в городе Сосногорск, подростки закидали церковь яйцами. Об этом сообщает МВД республики.

В сообщении полиции говорится, что 16-летней школьнице и ее 14-летнему другу "было нечем заняться". Подростки начали кидать яйца в церковь и разбили часть оконных стекол.


Подростков задержал сторож церкви и передал сотрудникам полиции.

На школьников завели дело о вандализме. Сейчас они находятся под подпиской о невыезде.

Меркель: Европе необходимо расширить присутствие сил НАТО

Канцлер ФРГ Ангела Меркель, заявила, что НАТО следует вести диалог с Россией, но не забывать показывать свою мощь.

В еженедельном подкасте германского правительства Меркель отметила, что Восточной Европе необходимо расширение присутствия сил Североатлантического союза. По мнению канцлера, это позволит продемонстрировать готовность защищать территории стран-членов НАТО в условиях аннексии Крыма и конфликта на востоке Украины. В то же время, считает Меркель, нельзя допустить, чтобы "нить диалога с Россией была прервана".

В постели с Макроном



“Ищите женщину”. Эта поговорка, ассоциируемая с Францией и французами, особенно хорошо “ложится” на биографию фаворита нынешних выборов президента Французской республики Эммануэля Макрона. Не у каждого мужчины, даже дожившего до глубокой старости, есть или была женщина, которую он мог бы назвать — раз уж мы заговорили о французах — femme de ma vie, женщиной своей жизни. У Макрона, которому еще нет и сорока, такая женщина есть, это его супруга Брижит. В последние месяцы, когда ее муж боролся за президентское кресло, о Брижит писали и говорили едва ли не столько же, сколько о самом Макроне. И прежде всего благодаря единственному обстоятельству: 64-летняя Брижит Макрон, урожденная Тронье, в первом браке Озьер, старше своего супруга на 24 года. Мало кто сомневается: если Макрон победит во втором туре выборов 7 мая, Брижит, активно помогавшая ему в предвыборной кампании, будет играть заметную роль при новом президенте. Более того, сам кандидат уже пообещал формализовать статус первой дамы Франции, хотя и заверил налогоплательщиков, что это не будет стоить им ни одного евроцента.

Пересказывать историю романа юного Макрона и руководительницы театральной студии, которую он посещал, будучи школьником, я не буду — о ней очень много писали, в том числе и по-русски. Правда, учительницей Эммануэля, как часто пишут, Брижит все же не была, они познакомились именно на почве актерского хобби. Сам Макрон, едва ли не оправдываясь, говорил о своем супружестве: “Нас нельзя назвать нормальной парой — хотя я не люблю слово “нормальная”, — но мы пара, которая существует”. Это верно: немного найдется семей, где внуки — отпрыски детей мадам Макрон от первого брака — называют мужа своей бабушки английским словом daddy (папа), потому что на дедушку он явно не тянет по возрасту, а описать эту ситуацию в более стандартных терминах и на родном языке им сложно.



Важнее, однако, другое высказывание Макрона о своей семейной жизни: “Нас, конечно, не назовешь классической семьей. Но это не значит, что в нашей семье меньше любви, чем в обычной”. И еще одна цитата: “Если бы все было наоборот, и моя жена была бы моложе меня на 20 лет, никто бы не подвергал сомнению наши отношения”. Тут, правда, вмешивается беспощадная арифметика: если бы 39-летний Макрон жил с девушкой, которая была бы моложе него именно на 24 года, то о его личной жизни опять-таки говорили бы, но совсем в ином духе. В таком, который явно помешал бы ему претендовать на пост президента Франции. И это притом что господа, занимавшие этот пост в последние десятилетия, нередко отличались весьма пестрой личной жизнью.

Образцом буржуазной семейной морали был разве что основатель нынешнего французского политического режима, Пятой республики, генерал Шарль де Голль. Он прожил полвека в гармоничном браке со своей супругой Ивонн, заявившей однажды: “Президентство — вещь временная, а вот семья — постоянная”. Социалист Франсуа Миттеран, 14 лет обитавший в Елисейском дворце, разделял это мнение, но не считал, что семья должна быть одна: у него были длительные внебрачные связи, в которых родились по меньшей мере двое детей. Обо всем этом до самой смерти президента общественность, однако, не подозревала.

Николя Саркози и Франсуа Олланд, занимавшие президентский пост в последние 10 лет, напротив, вели публичную личную жизнь. Саркози стал первым французским президентом, который развелся и женился (в третий раз), будучи у власти. Олланд тоже прославился любвеобильностью, при отвращении к официальным узам брака: официально не женатый отец четверых детей (с соратницей по Соцпартии, экс-кандидатом в президенты Сеголен Руаяль), он ездил из президентского дворца на свидания к своей пассии, актрисе Жюли Гайе, на мотороллере, что зафиксировали папарацци. Тогдашней официальной подруге президента, журналистке Валери Трирвайлер, это, естественно, не понравилось. Она разошлась с Олландом и написала откровенную книгу об их отношениях, которая, по мнению многих знатоков французской политики, подорвала репутацию президента не меньше, чем его не слишком удачная политика. Итог: Олланд — первый глава Пятой республики, который решил не выдвигаться на второй срок.



В общем, понятие нормы применительно к личной жизни президентов Франции послевоенного периода — вещь достаточно дискутабельная. При этом куда важнее, чем нестандартный брак Эммануэля Макрона, для французов, да и других европейцев, может быть вопрос об иных нормах — политических. О нынешних президентских выборах во Франции уже говорят как об отклонении от нормы: впервые во второй тур не попали кандидаты от обеих традиционных партий Пятой республики — социалистов и неоголлистов (они не раз меняли название и сейчас именуются республиканцами). Макрон представляет собственное центристское движение “Вперед!”, созданное всего год назад, а его соперница Марин Ле Пен — праворадикальный “Национальный фронт”, до недавнего времени “черную овцу” французской политики.

Ле Пен как человек и политик тоже не совсем “нормальна”. Нет, ее личная жизнь не столь нестандартна, как у ее соперника: партнер Марин, Луи Алио, моложе нее, но всего на год; от первого брака у лидера националистов трое детей. Зато отношения Марин с отцом, основателем “Национального фронта” Жан-Мари Ле Пеном, которого дочь изгнала из партии за чрезмерный радикализм, достойны если не пера Шекспира или Расина, то по крайней мере психоаналитического исследования.

Но все это лишь на первый взгляд. На самом же деле оба необычных кандидата несут на себе отпечаток удручающей нормальности. Макрон — продукт искусного политического маркетинга, убедившего миллионы французов в том, что экс-министр при Олланде, бывший успешный инвестиционный банкир и выпускник элитарной ENA — Национальной школы администрации, может быть бунтарем-реформатором. В программе Макрона нет ничего, что выходило бы за рамки благонамеренного проевросоюзовского уравновешенного либерализма. Это business as usual — тут подлатаем, там подправим, авось и эту зиму переживем, — который, если судить по многим недавним голосованиям, у миллионов европейцев вызывает если не явное отторжение, то серьезные сомнения.



Марин Ле Пен удручает еще больше. Ее программа — “захлопывание” французских границ, резкое ограничение иммиграции, возможный выход из еврозоны и ЕС — это не революция, а реакция. Ле Пен играет на испуге и ностальгии французской провинции, на ее тяге к традиции, под которой подразумевается норма примерно полувековой давности — без глобализации, открытых границ, перемещения производств в далекие страны, а подозрительных чужаков — в Европу. Макрон был прав, когда в ходе теледебатов назвал Ле Пен “верховной жрицей страха”. Но с этим страхом обычного, нормального француза придется иметь дело и ему, если случится победа. Равно как и с причинами страха, от которых не так просто избавиться.

Беда Франции, да похоже, и всей Европы в том, что избавиться от них можно, только выйдя за рамки “нормальности”. Действительно “ненормальный” политик говорил бы сейчас о том, что национальные государства доживают свой век, о том, что Европа должна не разъединяться, а объединяться — иначе в эпоху глобальной конкуренции ей ничего не светит. Он сказал бы, что политика должна быть видна и близка обычным людям — а значит, должна делаться прежде всего на местном и региональном уровнях, куда хорошо бы передать максимум полномочий. Он настаивал бы на том, что надо бороться не с мигрантами, а с преступниками и террористами — и делать это лучше всего там, откуда они приходят, потому что за границами призрачной “крепости Европа” все равно не отсидеться. Он сказал бы, что торговля должна быть честной, а евродотации для французских и иных фермеров, блокирующие доступ в Евросоюз многих дешевых продуктов из стран “третьего мира”, — один из факторов, из-за которых миллионы африканских и азиатских бедняков бегут в Европу. “Ненормальный” политик наговорил бы еще массу вещей, которые не позволили бы ему выиграть выборы. Потому что избиратель голосует за “нормальных”, которые говорят то, что ему привычно и нравится.

“Ненормальные” редко побеждают. Обычно это случается, если общество оказывается в ситуации, когда “нормальные” рецепты перестают действовать. Франция пережила нечто подобное в годы Второй мировой, когда “норму” поначалу олицетворял престарелый (и очень популярный) маршал Петэн, капитулировавший перед нацистами. А “ненормальным” выглядел генерал де Голль, предложивший альтернативу, которая казалась безнадежной, — сопротивление. Но война — это действительно ненормальная ситуация. Будем надеяться, что Эммануэлю Макрону, если он победит в это воскресенье, не придется столкнуться с таким отклонением от нормы, чтобы понять: в нынешней Европе путь к настоящему успеху лежит через слегка “ненормальную” политику. А если не поймет — глядишь, опытная Брижит подскажет. В конце концов, ведь именно во Франции полвека назад родился лозунг, который сегодня кажется очень актуальным: “Будьте реалистами — требуйте невозможного!”

Ярослав Шимов — историк, обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике “Право автора” мнения могут не отражать точку зрения редакции


Сор из ОВД



Под конец рабочего дня 3 ноября 2016 года из дверей ОВД подмосковного Фрязино выбежала женщина в форме. Из раны на лице хлестала кровь. Она упала на колени и стала прикладывать к ране снег, никто из оцепеневших вокруг коллег даже не вызвал скорую.

Пострадавшей была 32-летняя инспектор по делам несовершеннолетних капитан полиции Екатерина Паливода, раненая выстрелом из пистолета Макарова в комнате для сдачи оружия. К ней тут же подбежал ее муж Роман Рудницкий, работавший заместителем начальника Муниципального управления МВД "Щелковское". Он совершенно случайно оказался во Фрязино – проводил плановую проверку отдела и как раз выезжал с парковки, когда увидел в зеркало заднего вида раненую жену. "Что случилось?!" – закричал Роман. "Стреляли", – еле ворочая языком ответила Екатерина. "Ты стреляла?" – "Нет, дежурный". Романа удивило, что на жене было два ремня и две кобуры, но Екатерина больше ничего объяснить не смогла – пуля раздробила ей нижнюю челюсть и отхватила четверть языка, она лишь сплевывала на снег набиравшуюся во рту кровь вместе с собственными зубами. Подъехавшая карета скорой помощи отвезла ее во Фрязинскую больницу, где Екатерина еще раз – знаками – объяснила врачам, что стреляла не сама.

О том, как капитану полиции прострелили голову и обвинили в самостреле, читайте на нашем сайте.

Ловушка для Навального




Сегодня Алексей Навальный – один из главных ньюсмейкеров в России. Последняя новость: штаб президентской кампании Алексея Навального в Москве решили выселить. Как рассказал глава штаба Леонид Волков, собственник решил расторгнуть с политиком договор аренды. По его словам, за прошедшую неделю то же самое произошло в нескольких российских городах – во Владимире, Волгограде, Вологде, Владивостоке и Краснодаре.

Почти все оппоненты Владимира Путина, выступавшие с жесткой критикой гаранта, мертвы. Анна Политковская, Александр Литвиненко, Борис Немцов убиты. Борис Березовский умер при странных обстоятельствах. Ходорковский чудом избежал смерти, ему чуть не выкололи глаз в колонии. Чем рискует Навальный, открыто бросая Путину вызов?


Обсуждают Герман Обухов – советский диссидент, координатор Международной антипутинской коалиции "Стоп фашизм в России!"; Константин Янкаускас, депутат районного совета Зюзино города Москвы; Владислав Наганов, публицист, член центрального совета Партии прогресса.

"Сейчас просто неприлично было бы ничего не делать, потому что Алексей видит только одним глазом. Но, я думаю, будет волокита. То же самое происходит по делу о попытке фактически убийства мужа Любови Соболь. Там стоял вопрос жизни и смерти. Но человек оказался физически крепким, а был бы более рыхлым, как я, неизвестно, пережил бы я такой укол или нет. Конечно, это все имитация. Сейчас завели дело, его можно туда-сюда отправлять, приостанавливать, потом снова начинать. Я не очень верю, что при этой власти будут какие-то наказания. Влад сказал, что ниточки не ведут в высокие кабинеты. А я думаю, что как раз наоборот. Мы все были свидетелями нескольких процессов по делу группировки БОРН, когда люди не калечили, а физически устраняли, убивали людей антифашистских взглядов – Станислава Маркелова, Анастасию Бабурову. Так на этих процессах выяснилось, что у них был куратор из администрации президента. Пытались это во время судебного процесса скрыть, не давали задавать вопросы, не давали отвечать, но выяснилось, что эта группировка курировалась из администрации президента, и ниточки шли к помощнику президента Суркову. И я уверен, что такое же кураторство существует и в отношении этих сумасшедших"

Читайте на нашем сайте.

Сирота под статуей Сталина



В 1935 году 29-летний Ласло Месарош с женой и маленькой дочерью приезжает в Советский Союз. Венгерский скульптор увлечен размахом советского эксперимента и уверен, что в этой стране рождается новый мир. Он находит работу в Киргизии. В 1937 году среди иностранцев, живущих в городе Фрунзе (тогдашнее название Бишкека), начинаются аресты. Приходят и за Ласло Месарошем, он исчезает навсегда. Жена скульптора мечтает вернуться в Венгрию, но это невозможно, ей остается только одно: изнурительная работа в колхозном коровнике, где женщин обыскивают, чтобы не украли молоко для своих голодающих детей. В 1942 году жена Ласло Месароша, так и не узнав о том, что ее муж расстрелян, умирает в Киргизии от тифа. Дочь отдают в детский дом, меняют ей имя на русское и пытаются выбить из головы, что она венгерка.

40 лет спустя Гран-при Каннского кинофестиваля получает венгерский фильм "Дневник для моих детей". Он начинается с возвращения героини, 15-летней Юли, из СССР в Будапешт. Юли ненавидит приемную мать, офицера венгерской госбезопасности, и постоянно вспоминает, как сотрудники НКВД врываются в мастерскую ее отца, хватают его и обыскивают весь дом, расшвыривая бумаги и вещи.

"Дневник для моих детей" стал первым фильмом о сталинских репрессиях, снятым за железным занавесом. В Венгрии он был запрещен к показу и мог бы быть уничтожен, но директору Каннского кинофестиваля Жилю Жакобу удалось спасти копию и вывезти во Францию.

В "Дневнике для моих детей" Марта Месарош, дочь Ласло, рассказала первую часть своей истории. В "Дневнике для моих любимых" (1987), снятом уже в перестроечную эпоху, она продолжает свою повесть. Возвращение в Советский Союз: Юли, после долгих мытарств, позволяют поступить во ВГИК. В Москве студентка узнает о том, что на ее родине началось антикоммунистическое восстание. В третьем фильме, "Дневник для моих родителей" (1990), Юли возвращается в Будапешт, разрушенный советскими войсками. Ее бабушку убивает на улице солдат, ближайшего друга арестовывают и приговаривают к смертной казни за попытку организовать забастовку на заводе. От революции остаются только кинопленки, которые опасно хранить: среди них документальная лента о свержении огромного памятника Сталину, стоявшего в Будапеште.

В заключительной части автобиографической тетралогии, фильме "Маленькая Вильма" (1999), героиня Марты Месарош возвращается в Киргизию и пытается реконструировать историю своих родителей, погибших в СССР. Фильм завершает напоминание о том, что жертвами сталинского режима стали 500 тысяч иностранцев.

Марте Месарош, для которой русский язык поневоле оказался родным, недавно исполнилось 85 лет. Она только что завершила работу над новой картиной – "Северное сияние", и сюжет снова связан с Россией: это фильм о судьбе женщины, открывающей семейный секрет – ее отцом был оккупант, один из советских солдат, которые подавили венгерскую революцию в 1956 году.

Марта Месарош – о жизни в СССР, Высоцком, Михалкове и империи КГБ. Читайте на нашем сайте.