May 4th, 2017

Дадин подал в суд из-за утечки видео из колонии журналистам РЕН ТВ



Ильдар Дадин обратился в суд с требованием признать незаконными действия Федеральной службы исполнения наказаний, Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. По мнению Дадина, они передали телеканалу РЕН ТВ записи с камер видеонаблюдения карельской колонии, где он отбывал наказание.

"Эти действия затрагивают право Дадина на уважение частной жизни, к которому относится право на изображение, поскольку записи попали в распоряжение РЕН ТВ без его согласия", – цитирует "Интерфакс" официального представителя активиста Николая Зборошенко. Оппозиционер будет обращаться с аналогичными требованиями и в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), отметил он.

Жена Дадина Анастасия Зотова уточнила РБК, что активист решил судиться после того, как российская сторона отказалась предоставлять ЕСПЧ, куда оппозиционер пожаловался на пытки,видео из колонии, сославшись на то, что это "секретная информация". Тем не менее, видеозапись попала на РЕН ТВ, добавила Зотова.

Ранее Общественная коллегия по жалобам на прессу признала, что репортажи телеканала о Дадине нарушают нормы журналистской этики и права.

Ильдар Дадин – первый в России осужденный по статье о "неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий". В феврале этого года Верховный суд России оправдал его.

promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Журналисту "Новой газеты" отказали в убежище в России



Российские власти отказались предоставить временное убежище внештатному корреспонденту "Новой газеты" Худоберди Нурматову (Али Ферузу). Об этом сообщает РИА "Новости" со ссылкой на источник в правоохранительных органах. Официально в МВД России эту информацию пока не комментируют.

Теперь Нурматов обязан покинуть Россию. В противном случае, он будет помещен в изолятор временного содержания и затем депортирован.

Гражданин Узбекистана, Худоберди Нурматов был задержан в середине марта в Москве за нарушение миграционного законодательства. У журналиста "сложная ситуация с документами". В 2012 году у него украли паспорт, но восстановить его он не смог. Для этого нужно вернуться в Узбекистан, где, по словам Нурматова, ему может быть предъявлено обвинение в сотрудничестве с террористическими организациями.

Нурматов обращался к российским властям с просьбой предоставить ему убежище в России, но ответов не получил. С этой же просьбой обратился к президенту Владимиру Путину главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов. Однако в Кремле заявили, что такого обращения к ним не поступало.

Опрос: Макрон победил Ле Пен в теледебатах



Во Франции Эммануэль Макрон, политик проевропейского направления, и Марин Ле Пен, радикальный националист, в последний раз встретились лицом к лицу в преддверии президентских выборов 7 мая. Оба кандидата на пост главы государства обменивались резкими критическими выпадами, отмечают французские СМИ.

По данным опроса Elabe, 63 процента французов сочли более убедительными Эммануэля Макрона. 34 процента отдали симпатии Марин Ле Пен.



Власти Москвы согласовали митинг против сноса пятиэтажек



Власти Москвы согласовали митинг против сноса пятиэтажных домов. Акция пройдет 14 мая на проспекте академика Сахарова. Разрешенное количество участников протеста – 5 тысяч человек.

В феврале мэр Москвы Сергей Собянин обсудил с президентом Владимиром Путиным программу так называемой реновации – сноса пятиэтажных домов, которые в мэрии считают "аварийными". Программа расселения вызвала недовольство многих жителей города.

Несмотря на это, Собянин уже выделил на реновацию почти 100 миллиардов рублей. Власти столицы также разработали законопроект, который не позволит оспорить снос дома в суде, если большинство жильцов поддержат такое решение.

В настоящее время этот законопроект находится на рассмотрении в Госдуме. Первое чтение документ прошел. Второе чтение Собянин призвал временно отложить. При этом он выразил уверенность, что закон будет принят.

Деньги есть. А вы – держитесь



Годовые доходы некоторых министров России в тысячу раз больше годовой зарплаты среднестатистического россиянина. Вместе 32 члена федерального правительства заработали за 2016 год примерно 2 миллиарда рублей. При этом у кого-то в собственности есть территории размером с неплохую деревню, а кто-то коллекционирует дорогие мотоциклы. Есть и те, кто по сравнению с коллегами живет весьма скромно – получает меньше 10 миллионов рублей в год.

Радио Свобода изучило доходы, движимое и недвижимое имущество российских министров, определив победителей в некоторых номинациях.

Читайте на нашем сайте.

Быков лучше Путина




Анатолий Быков поддержал Навального, и эта новость, конечно, выглядит как такой классический, в духе тех же девяностых, из которых к нам пришел Быков, черный пиар. Одно дело, когда известного политика поддерживает бесспорный моральный авторитет, какой-нибудь народный артист или академик, и совсем другое – когда со словами поддержки выступает одиозный герой из девяностых. Его, Анатолия Быкова, персональная заслуга в придании тому десятилетию репутации, которая позволяет даже сейчас, спустя двадцать лет, пугать им российское общество, огромна. И если Навального поддерживает Быков, то даже этих трех слов – "Навального поддерживает Быков" – достаточно для создания подробного и убедительного сюжета в программе Дмитрия Киселева: Навальный – это девяностые, мрак, нищета, бандитизм и тотальный реванш таких, как Анатолий Быков.

Здесь нужно, наверное, какое-то пояснение, которое не позволит конкретному Анатолию Быкову отнестись к этому тексту так, будто в нем именно его, Быкова, адресно называют бандитом. Насколько мне известно, не существует никаких судебных решений или иных бесспорных бумаг, в которых Быкова называли бы бандитом, и, очевидно, он ни в коем случае не бандит. Предлагаю считать, что в этом тексте не хватает какого-то абзаца, обеспечивающего логическую связку между вступлением, в котором упомянут Быков, и основным текстом, в котором будут упоминаться бандиты вообще.

Девяностые – это, конечно, бандиты. Политика, экономика, культура – везде их было несопоставимо больше, чем сейчас, но при этом меньше, чем принято считать. Были какие-то депутаты Государственной думы с долгими сроками в анамнезе и криминальными группировками в ближайшем окружении, были зловещие бизнесмены разнообразного масштаба, о которых знали, что они могут убить, потому что не раз убивали. При этом судимых губернаторов или мэров практически не было. Более того, в тех редких случаях, когда им удавалось дойти до выборов и претендовать на победу, чаще всего (как, например, в Новокузнецке или в Нижнем Новгороде) вмешивался Кремль – тогдашний Кремль, несопоставимо более слабый, чем теперь. Этот Кремль каким-то образом добивался, чтобы человек с откровенно криминальной репутацией во власть не попадал.

Это не значит, что бандитов во власти или около власти не было, они тогда были везде, и, наверное, каждый сколько-нибудь значительный чиновник через одно или два рукопожатия был связан с криминальными группировками и их лидерами. Истории о Петербурге девяностых с намеками на то, что вице-мэр Путин мог иметь какие-то дела с Тамбовской и прочими тогдашними группировками, вообще-то свидетельствует не столько о том, что нынешний президент России был как-то аномально криминален, а о том, что особенности того времени вряд ли могли оставить в стороне даже такого убежденного приверженца чекистских ценностей.

То есть криминальность девяностых – это такой вполне бесспорный факт российской истории, который невозможно никак замолчать, опровергнуть или проигнорировать. Этот факт канонизирован фильмом "Бригада", песней "Владимирский централ" и много чем еще. Но вообще-то это факт того же рода, что и кровавость Николая II, репрессивная политика Столыпина и царская тирания как таковая. Понятно, что было и Кровавое воскресенье, и Ленский расстрел, понятно, что вагоны и галстуки именем царского премьера назвала не советская пропаганда, и понятно, что любой из ныне живущих россиян, окажись он со своими привычками и ценностями в России начала ХХ века, чувствовал бы себя крайне неуютно. Но когда об ужасах царизма рассказывали советским школьникам тридцатых или пятидесятых годов, это была какая-то особая, дополнительная гнусность советской Кампучии – страну Беломорканала и Соловков, страну Колымы и особлагов, опутанную колючей проволокой, пугали рассказами о "Николае кровавом".

Понятно, что масштабы несопоставимы, но пугать бандитами современную Россию тоже довольно спорное занятие. Страна, лишенная федерализма, поделенная между группировками, которые, пусть и обходятся без татуировок и тюремных песен, устроены примерно так же, как любая гангстерская группа времен расцвета бандитизма; страна, в которой вышло из употребления слово "рэкет", но само явление, которое этим словом обозначалось, институциализировано и превращено в полноценный элемент государственного управленческого механизма; страна, в которой заказные убийства и нападения практикуются столь же часто, что и двадцать лет назад, но при этом нет героя сериала "Менты", который скажет "по коням, у нас труп, возможно, криминал". То есть этот герой, конечно, есть, просто он теперь сам чаще всего соучастник убийства, будь оно устроено на мосту возле Кремля, на тихой улице или в тюремном туалете.

То, что вместо "тамбовских" и "ореховских" теперь "сечинские" и "ростеховские", принципиального значения не имеет, тут окончание сильнее корня. Люди, существующие вне закона, в отличие от девяностых, подчинили закон себе, и если тот бандитизм существовал на теле страны очагами и участками, этот закрасил ее одной сплошной краской. Эпизоды типа Кущевской или ставшего знаменитым благодаря блогеру Варламову ставропольского девелопера – это системные черты России десятых, невозможные в России девяностых именно потому, что у тех бандитов не было вертикали, которая гарантировала бы им безнаказанность и всевластие.

Здесь не хватает еще одного абзаца, который бы обеспечивал логическую связку между основной частью текста, в которой речь идет о бандитах, и концовкой, в которой снова возникает имя Анатолия Быкова.

Поэтому поддержка со стороны Быкова не так дискредитирует Навального, как хотелось бы оппонентам этих двух политиков. Да, разумеется, Быков лучше Чайки, Быков лучше Ткачева, Быков лучше Турчака, Быков лучше Сечина, Быков лучше Кадырова. Строго говоря, в сегодняшней российской элите не так много людей, по поводу которых можно было бы предполагать, что они хотя бы теоретически могут быть лучше, чем любой из одиозных героев девяностых годов. Быков лучше их всех просто потому, что он не принадлежит и никогда не принадлежал к той вертикали, из которой сегодня можно любого выдернуть и посадить в тюрьму (собственно, так и делают в последние полтора года с губернаторами), потому что нарушение закона, то есть преступность – системное свойство этой вертикали. Быков лучше Путина, девяностые лучше десятых.

Олег Кашин – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода


Навальному выдали загранпаспорт после пяти лет ограничения на выезд



Российский оппозиционер Алексей Навальный получил загранпаспорт и теперь его глаз, поврежденный во время нападения, смогут осмотреть специалисты зарубежной клиники. Об этом учредитель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) написал в своем блоге в четверг.

Ранее Навальный сообщил, что потерял 80 процентов зрения на правом глазу, но не может лечиться за границей, так как Федеральная миграционная служба уже пять лет не выдает ему загранпаспорт.

Политик условно осужден по делу компании "Кировлес", и по российскому законодательство ему может быть временно отказано в выезде из страны.

27 апреля Навального облили зеленкой у офиса ФБК в Москве. Оппозиционер получил химический ожог глаза. Он обвинил в организации нападения Кремль, отметив, что точную информацию о его передвижениях могут знать только спецслужбы.​

Сторонники Навального заявили, что в нападении на политика участвовали активисты прокремлевской радикальной группировки SERB Александр Петрунько и Алексей Кулаков.



Петр Павленский получил политическое убежище во Франции



Художник-акционист Петр Павленский получил политическое убежище во Франции. Об этом со ссылкой на адвоката россиянина сообщает агентство Франс-Пресс.

Павленский эмигрировал во Францию в январе 2017 года. В России ему грозит до 10 лет колонии по делу о побоях – продюсер "Театра.doc" Всеволод Лисовский обвиняет художника в избиении одного из актёров театра и "попытке изнасилования" артистки Анастасии Слониной.

Сам Павленский отвергает обвинения. Он утверждает, что дело в отношении него сфабриковано и является политически мотивированным.

Павленский провел в России несколько политических акций. В 2012 году художник зашил себе рот в знак солидарности с участницами панк-группы Pussy Riot. В День полиции в 2013 году акционист прибил свою мошонку гвоздем к брусчатке на Красной площади. Зимой 2014 года Павленский жег покрышки в Санкт-Петербурге в знак солидарности с участниками протестов в Киеве.

Последней акцией художника в России стал поджог двери в здании ФСБ на Лубянке в ноябре 2015 года. За это Павленский был оштрафован на полмиллиона рублей.

Заведено уголовное дело по нападению на Навального



Главное управление МВД по Москве еще 29 апреля завела уголовное дело по статье "побои" после нападения на оппозиционного политика Алексея Навального. Об этом в четверг сообщают "Ведомости" со ссылкой на источник в следственных органах. В прокуратуре Москвы подтвердили ТАСС эту информацию.

По словам другого источника газеты, федерального чиновника, ход дел по нападениям на Навального, активистку партии "Яблоко" Наталью Федорову и блогера Илью Варламова контролируется "на самом высоком уровне".