April 8th, 2017

В Петербурге власти не разрешили проведение "Живой библиотеки"



Администрация петербургской библиотеки имени Крупской решило не проводить традиционную "Живую библиотеку" — акцию, направленную на преодоление стереотипов о разных социальных группах. Об этом сообщило агентство Росбалт. В роли "книг" в акции, как обычно, выступают петербуржцы.

По словам организатора проекта Бориса Романова, с властями имелась договорённость о проведении мероприятия 20 мая. Предполагалось, что на вопросы гостей ответят инвалиды, человек со статусом ВИЧ, аутистка, жертва насилия, бисексуалка, гей, чайлдфри, чеченец, мусульманка и другие. Для участия в акции приглашались люди старше 18 лет.

Заведующая библиотекой Елена Волкова сообщила агентству Росбалт, что городские власти запретили проводить мероприятие. Кто именно запретил, она не уточнила. Организаторы "Живой библиотеки" уже сталкивались со сложностями — им запрещали проводить мероприятие в Библиотеке имени Ленина.


promo svobodaradio сентябрь 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Преподавателя Дмитрия Богатова теперь обвиняют в экстремизме

Дмитрия Богатова, задержанного 6 апреля в Москве, теперь, помимо призывов к массовым беспорядкам, обвиняют в экстремизме.

Как сообщил его адвокат Алексей Тепцов, запрос об избрании меры пресечения в виде ареста направлен в суд. Рассмотрение состоится сегодня.

Накануне Пресненский суд не стал помещать активиста под арест, взяв с него подписку о невыезде. Богатов свою вину отрицает.

По версии следствия, что 25-летний преподаватель математики Московской финансово-юридической академии Дмитрий Богатов размещал в интернете "призывы к совершению 2 апреля действий экстремистского характера в центре Москвы".

Пентагон: все ракеты поразили цели, уничтожено 20 сирийских самолетов и зенитные комплексы



Министерство обороны США заявило, что военно-воздушная база сирийской армии в Шайрате подверглась ракетным ударам, поскольку там размещались самолеты, сбросившие несколькими днями раньше химические боеприпасы на город Хан-Шейхун.

Удары были произведены ранним утром, чтобы минимизировать возможные жертвы среди гражданского населения. Из списка целей были исключены объекты, где могли находиться боевые отравляющие вещества. Все 59 ракет поразили заданные цели: были уничтожены около 20 самолетов, зенитно-ракетные батареи, авиационные ангары.

Между тем, согласно CNN, Пентагон пытается установить, была ли Россия причастна к бомбардировке местной больницы в Хан-Шейхуне.

У американской администрации есть подозрения, что российский самолет мог сбросить бомбы на местную больницу, спустя примерно пять часов после химической атаки, чтобы уничтожить вещественные доказательства вины сирийского правительства.

По сведениям министерства обороны США, за некоторое время до налета неопознанного самолета над больницей, куда были доставлены пострадавшие, кружил небольшой самолет-беспилотник, который мог принадлежать либо сирийской армии, либо российским силам.



Стокгольм: по делу о теракте 7 апреля задержаны двое подозреваемых



В Стокгольме задержаны двое подозреваемых в причастности к террористическому нападению, совершённому накануне.

По данным шведской газеты Aftonbladet, на которую ссылается AFP, один из них - 39-летний выходец из Узбекистана и сторонник террористической группировки "Исламское государство" (запрещена в России).

Полиция считает, что один из задержанных был непосредственным исполнителем преступления.

7 апреля, в пятницу в центре Стокгольма 4 человека погибли, 15 были ранены, когда угнанный неизвестным грузовик въехал в толпу людей, а затем врезался в здание торгового центра и загорелся. 9 из пострадавших находятся в тяжелом состоянии.

Жители города несут к месту гибели людей цветы и свечи.

Король Швеции Карл XVI Густав выразил соболезнования родным погибших и пострадавших.

Умер советский космонавт Георгий Гречко, ему было 85 лет



Умер советский космонавт Георгий Гречко. Ему было 85 лет.

Гречко совершил три космических полёта: первый в 1975-м году, второй - в 1977-м и третий - в 1985-м.

С 1986 года он работал в Институте физики биосферы Российской академии наук - сначала в качестве космонавта-исследователя, а затем - научным сотрудником. Был доктором физико-математическим наук.

С 1977 по 1990 год Гречко был ведущим телепрограммы "Этот фантастический мир". Являлся вице-президентом ОТП-Банка.


Группа CIT прокомментировала фотоснимки с "контейнерами" на базе Шайрат



Международная расследовательская группа Conflict Intelligence Team, CIT, опубликовала в Фейсбуке обращение к журналистам с комментарием к размещённому 7 апреля фотоснимку, сделанному репортёром агентства "Спутник" Михаилом Воскресенским на сирийской авиабазе Шайрат после удара американских крылатых ракет. Мы обратили внимание, говорится в комментарии расследователей, что на фотоснимке показаны объекты, похожие на контейнеры с химическими боеприпасами советского производства. Изображения таких контейнеров появлялись в материалах российских СМИ о ликвидации запасов химического оружия.

Некоторые СМИ и блогеры, отмечают сотрудники CIT, сочли это "окончательным доказательством" наличия химического оружия на авиабазе Шайрат. По данным Пентагона, именно с этой базы 4 апреля вылетели самолёты, сбросившие химические вещества на город Хан-Шейхун в провинции Идлиб. Жертвами налёта стали десятки мирных жителей. Более того, отмечается на странице команды CIT в Фейсбуке, изображения контейнеров на снимках было принято некоторыми СМИ как доказатеьство российских поставок химического оружия режиму Асада.

Расследователи команды CIT просят те СМИ, которые сообщили об "обнаружении химического оружия на базе Шайрат", опровергнуть эту информацию. Такое опровержение не должно считатьтся доказательством, что на базе Шайрат нет химического оружия. Окончательный ответ могли бы дать ООН и наблюдатели Организации по запрещению химического оружия, если бы им позволили посетить авиабазу и если бы следы химического оружия сохранились до такого визита, отмечается в заявлении команды расследователей Conflict Intelligence Team.

Казаки пытались помешать открытию штаба Навального в Ростове-на-Дону



В Ростове-на-Дону открыт штаб оппозиционера Алексея Навального.

Как сообщил в твиттере руководитель предвыборного штаба оппозиционера Леонид Волков (сам Навальный под арестом), это произошло несмотря на то, что несколько десятков людей в казачьей форме заблокировали вход в гостиницу, в которой проходило мероприятие и где находились волонтеры.

Как рассказала изданию "Медуза" пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш, собравшиеся казаки ударили одного из сторонников оппозиционера, а также человека, снимавшего происходящее на видеокамеру.

Ранее Леонид Волков сообщил, что мероприятие пришлось перенести, поскольку в здание штаба утром 8 апреля пришли сотрудники ФСБ и сказали, что у них будут учения.



Олег Кашин: Русская страховка



Один мой товарищ пишет об онтологическом водоразделе между теми, кто считает современную Россию "просто государством", пусть и с дефективной системой управления (и тогда все политические споры не должны ставить под сомнение само государство – ну вот как антитрамповские американцы не ставят под сомнение США как таковые; понятно, что Трампы приходят и уходят, а Америка остается), и теми, для кого Российская Федерация – "антисистема", по умолчанию враждебная человеку и не заслуживающая ничего, кроме демонтажа или хотя бы мечты о демонтаже.

Относя себя ко второй категории (не верю в реформируемость такого государства, не считаю его исторически легитимным и т.п.), я, однако, понимаю, что такое отношение к Российской Федерации никогда не станет общепринятым. Если кому-то не хватало исторического травматического опыта России ХХ века, то специально для таких людей случилась украинская революция, которая, очевидно, доказала сомневающимся, что рушить ничего не надо. Мало кому в России нужен 1917 год, мало кому нужен 1991-й, и вообще никому не нужен украинский 2014-й. Значит, линия "просто государства" будет торжествовать, по крайней мере, на протяжении ощутимо долгого времени, и на наш век ее хватит. Даже революция в том или ином виде не поставит под сомнение сами ельцинско-путинские скрижали нынешнего российского государства, будь то его флаг и гимн, национально-административное устройство или роль региональной державы, имеющей свои интересы как минимум на постсоветском пространстве. Нам с этим жить, потому что больше не с чем.

Трудно представить, до какой степени это демотивирующий фактор. Читаешь очередной кошмар про полицейского садиста, или про, самое свежее, репрессии против геев в Чечне, или просто какое-нибудь очередное обсуждение в соцсетях, когда тебя записывают в упыри на том основании, что ты недостаточно патриотичен, и любая новость, помимо непосредственного ее содержания, отзывается таким глухим, как застарелая боль, напоминанием – это будет всегда, потому что и мента деть некуда, и чеченского "Лорда", и патриотического публициста. Вечное сосуществование с ними оказывается гораздо большей проблемой, чем те конкретные плохие новости, из которых состоит информационный фон. Дачу-то у Медведева отобрать не проблема, а вот с остальным что делать?

Это действительно самая безумная составляющая принадлежности к российскому обществу – когда любые ценности, хоть подлинные, хоть ложные, по умолчанию приходится делить с ощутимым количеством людей, про которых понятно, что лучше бы их не было вообще. Но они будут всегда, причем даже какому-то осмысленному ранжированию они не поддаются в принципе. Ну да, кто-то убивает, кто-то пытает, а кто-то просто поддакивает, и если убивающему хотя бы теоретически может грозить тюрьма, то поддакивающего сажать не за что и незачем, и можно только смириться с тем, что в любой будущей России, какой бы прекрасной она ни была, этот поддакивающий найдет себя и не пропадет. Это можно считать общественным расколом, но раскол предполагает какое-то нарушенное единство, а по его поводу есть сомнения в принципе, оно ведь не нарушалось, его просто никогда не было.

Соотношение между государством и гражданином как минимум с советских времен строилось и строится на принципах взаимной изоляции и совсем не взаимного давления. Собственно, наша государственная модель в том и состоит, что гражданин может только выдерживать давление государства с переменным успехом. Если выдержал, то повезло, а если нет, то никто и не обещал легкой жизни. Здесь нет пространства для солидарности, и даже лубочные сюжеты про бойца Росгвардии, который обезвредил вторую бомбу в петербургском метро, не делают Росгвардию человечнее и лучше. Сколько у нее приходится на одну обезвреженную бомбу избитых или задержанных митингующих, и какая вероятность выше: попасть под росгвардейскую дубинку или быть спасенным бойцами этой силовой структуры?

Есть два множества: те, кто все понимают про это государство, и те, кто боятся исторических катаклизмов. Если бы эти два множества не пересекались между собой, наверное, в России давно началась бы гражданская война, но они не просто пересекаются, они почти полностью совпадают. "Ненавижу их, но не хочу революции" – это типичная точка зрения, гораздо более типичная, чем "люблю их, не хочу революции" или "ненавижу их и хочу революцию". Идеальное сочетание страха и ненависти, которое, может быть, не дает государству окончательно съесть то живое, что осталось в обществе, но при этом страхует от любых сколько-нибудь серьезных потрясений. Этой страховки не было у СССР даже в самые суровые годы, а у Российской Федерации она есть. Но это слишком дорогая страховка, исключающая любой общественный прогресс, парализующая любую гражданскую силу и обеспечивающая абсолютность государства именно в том его виде, из-за которого назвать его своим всерьез может только нанятый им человек с оружием росгвардейца или портфелем чиновника.

Крушение такого государства, очевидно, станет катастрофой, куда ж без этого, но и само его существование – тоже катастрофа. Все, что происходит сегодня, будь то протесты, или предвыборные ожидания, или какие-то победы гражданского общества (к которым у нас теперь относятся самые естественные вещи: освобождение невиновного из тюрьмы, наказание преступника или что-нибудь такое еще) – все существует внутри этой катастрофы. Чем дольше она длится, чем привычнее существование в ней, тем меньше шансов на безболезненное ее завершение.

Олег Кашин – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода