November 22nd, 2015

Россия между Муссолини и Франко?



Дискуссии на Общероссийском гражданском форуме

"Массовая консервативная консолидация вокруг власти, связанная с реакцией на протестное движение и на Майдан, вызвала повышение уровня агрессии, но она не беспрецедентна. Это уже четвертая волна антизападничества. И речь идет о кризисе восприятия реальности. Определенная часть общества остается в состоянии неопределенности. Люди признают разложение государства, видят, что власть мафиозная и безответственная. Но происходит быстрый переход от одной оценки к другой. В ноябре 2013 года 75% говорили, что не надо вмешиваться в украинские события, им было понятно, что это восстание против коррумпированного режима Януковича. Но как только пропаганда заговорила на языке Второй мировой войны – о "фашизме", "карателях" и "хунте", и уже в январе 2014 года оценки стали диаметрально противоположными. Еще недавно 69% процентов были против любого вмешательства России в войну в Сирии. А после речи Путина в ООН 74% одобрили применение там российской авиации, поддерживают военное участие России в сирийской войне. Это одни и те же люди".

В Москве 21 ноября начал работу Общероссийский гражданский форум, организованный Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина. Участие в нем приняли как активисты НКО, так и высокопоставленные чиновники. Читайте репортаж Михаила Соколова.

promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Кремль: лучше партнер, чем вредитель?



Призыв Франции к сотрудничеству с Россией вызвал в США дебаты о неоправданной цене такого сотрудничества.

"Угроза, представляемая Владимиром Путиным самой концепции верховенства закона в Европе, столь серьезна, что те неочевидные выгоды, которые может принести сотрудничество с Россией, никак не могут перевесить опасность ощущения безнаказанности, которое вновь наверняка возникнет у Путина. Что Россия может предложить в качестве своего вклада в борьбу с ИГИЛ? Массированные бомбардировки, а теперь и с участием стратегических бомбардировщиков? Да, за последние недели Путин доказал, что он готов использовать грубую силу. Но он это делает не с большей эффективностью, чем международная коалиция, а, можно сказать, с большей жесткостью. Жестокость не является стратегическим активом, скорее, наоборот. Мало того, если в будущем Соединенные Штаты и их союзники решат направить в Сирию международный контингент, то участие в нем российских войск, скорее всего, нежелательно. Вспомним печальный урок попытки подобного сотрудничества с Россией в Боснии".

Готов ли Запад принять Кремль как партнера в борьбе с ИГИЛ? Может ли режим санкций против Москвы рухнуть в результате терактов в Париже? Партнерство с Западом в Сирии – главная надежда Владимира Путина на политическое выживание?

Обсуждают Нина Хрущева, профессор университета New School в Нью-Йорке, Дэниэл Гурэ, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона, Дэвид Саттер, американский публицист, и Виталий Козырев, профессор Endicott College в Массачусетсе.

В Крыму троллейбусы не ходят из-за нехватки электроэнергии



Улицы городов и сёл Крыма не будут освещаться по ночам в целях экономии электроэнергии, сообщил в фейсбуке глава республики Сергей Аксёнов. По его словам, ограничено время работы увеселительных заведений до 22:00 из-за режима ЧС, вызванного подрывами линий электропередачи на юге Украины.

Аксенов призвал жителей не пользоваться электроприборами, отметив установивление "тёплой погоды". Глава республики сообщил, что дизель-генераторные установки готовы к работе и будут обеспечивать электроэнергией социально важные объекты полуострова.

В Крыму возможны перебои с мобильной связью и интернетом, во всех населенных пунктах введены графики веерного отключения электроэнергии, также возможны перебои с подачей воды, сказал глава Крыма.

Севастополь отказался на время ЧС от эксплуатации троллейбусов, поскольку они потребляют "много электроэнергии", сообщил "Интерфаксу" пресс-секретарь губернатора. По его словам, город обеспечен электроэнергией только на 40 процентов. Вместо троллейбусов на улицы вышли дополнительные автобусы, отмечает "Интерфакс".

В Евпатории, единственным городе Крыма, где есть трамваи, они тоже не выехали на маршруты.



Опасная метафора



Алексей Цветков о войне с терроризмом

Вспомним Ливию. Когда население страны, на фоне "арабской весны", восстало против жестокого диктатора, это вызвало объяснимое беспокойство у европейских соседей Ливии, как минимум опасение насчет нескончаемого потока беженцев в случае кровавого подавления бунта. Под давлением Франции и Великобритании президент США Барак Обама с крайней неохотой подключился к операции, целью которой было создание в Ливии "нелетной зоны" для защиты гражданского населения. За это президент был подвергнут жесткой критике со стороны "ястребов" из оппозиционной Республиканской партии – даже не потому, что вмешался в конфликт, а потому, что, вмешавшись, не возглавил эту операцию, как надлежит лидеру сверхдержавы для поддержания ее престижа.

Но свержение Муаммара Каддафи привело именно к тому результату, которого больше всего опасались. Деспотизм сменился анархией, в стране возникли два соперничающих правительства, ни одно из которых не располагает даже видимостью власти. Потока беженцев не удалось избежать, хотя сегодня его полностью затмил сирийский. Ответственность за случившееся так или иначе возложили на Обаму, и можно себе представить, какому граду упреков он мог бы подвергнуться, если бы действительно возглавил ливийскую операцию. Тем не менее сегодня Белый дом критикуют за недостаточно активную позицию в Сирии: республиканские кандидаты в президенты наперебой похваляются будущей решимостью и военной смекалкой, не замечая когнитивного диссонанса.

Главный внешнеполитический урок Бараку Обаме преподан даже не Ливией, а действиями его предшественника Джорджа Буша в Ираке. США, одержавшие там молниеносную победу над режимом Саддама, надолго погрязли в борьбе с аморфной стихией террора. Когда, ценой тысяч жертв и триллиона долларов, американцы сумели подавить террор и полностью вывели свои войска, передав власть законно избранному правительству, в Ираке начался социальный обвал. Какую альтернативу мы можем предложить Сирии, независимо от похвальбы кандидатов?

Президент Франции Франсуа Олланд, по следам чудовищного злодеяния в Париже, публично объявил войну террору, то есть пошел по стопам Буша. Администрация Обамы вывела из употребления этот термин, проблема с ним была не просто филологической. Война в таком расплывчатом понимании – не более чем метафора, подобно войне с наркотиками или с бедностью, а последствия чересчур образного мышления на таком уровне могут оказаться печальными. Война в ее традиционном понимании предполагает инстанцию, над которой можно одержать победу, которая может официально капитулировать и которая – это, пожалуй, самое главное – в состоянии поддерживать в рядах своих сторонников дисциплину, позволяющую соблюдать условия капитуляции. Ни одно из этих правил в так называемой "войне с террором" соблюдено быть не может.

Одной из самых наглядных иллюстраций служит тот же Ирак. Американцам удалось на какое-то время практически полностью подавить в этой стране террористическое сопротивление, нейтрализовать и обезглавить самую опасную группировку "Аль-Каида в Ираке", уничтожив ее лидера Абу Мусаба Аль-Заркауи. Но, подобно дракону, у которого отрастают отрубленные головы, эта группировка воскресла в личине "Исламского государства", обнаружив территорию, на которой у нее нет серьезного соперника. Мы автоматически обращаем внимание на фигуру лидера, держа в уме метафору войны, но сила дракона – не в головах, а в его сказочной физиологии, позволяющей ему эти головы отращивать. Подобные группировки – не продукт чьей-то организации и плана, они возникают стихийно в местах социального вакуума. И вести войну в конечном счете приходится с этим вакуумом.

Вашингтонский журнал Politico опубликовал обзор мнений представителей военного руководства США, и он неутешителен. Эти люди не верят в эффективность военной эскалации в Сирии, подчеркивая, что даже полное истребление террористов нельзя будет считать победой, пока не будет ликвидирована социальная база "Исламского государства". А для этого необходимо массированное государственное строительство по всему региону, создание прочных общественных институтов и национальных армий, подчиненных законным правительствам и способных противостоять анархии. Именно такой проект провалился в Ираке, а теперь надо покрывать весь Ближневосточный регион. Американские военные не хотят приносить в жертву жизни сограждан ради недостижимой цели.

У США есть в прошлом опыт успешного государственного строительства, в послевоенных Германии и Японии, ставших оплотами мира и демократии. Но этот успех был достигнут по итогам традиционных войн, безусловных капитуляций и, главное, в странах, где прежняя социальная ткань сохранилась хотя бы в памяти населения. Ничего подобного на Ближнем Востоке нет, там есть лишь память о кровавых диктаторах, которым некоторое время удавалось соблюдать порядок с помощью государственного террора.

Что же остается цивилизованному миру в условиях невозможности отчетливой и окончательной победы? Судя по всему, единственная возможная стратегия – сдерживание, при условии отстаивания завоеваний собственной цивилизации: прав человека, гражданских свобод, хотя бы относительной неприкосновенности частной жизни. Потому что если что-то в ближайшей перспективе и предсказуемо, то это вот что: Париж повторится и, может быть, не раз. И надо помнить, что в войне, где нельзя определить победу, поражение, тем не менее, возможно, если мы позволим противнику по-настоящему нас испугать.

Алексей Цветков – нью-йоркский политический комментатор, поэт и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Нефтяная реакция



"Это был огромный шок для всех. Никто не верил, что могут так поступить с самой успешной нефтяной компанией в России, с одним из крупнейших налогоплательщиков, мы были уверены, что договорятся. Я помню, как в январе 2005-го мы стояли в холле нашего здания на Дубининской, там на экранах передавали новости, в которых с "Юганскнефтегаза", нашего ключевого предприятия в Нефтеюганске, снимали логотип ЮКОСа, и он падал, разбивался о землю, как фашистский флаг с Рейхстага в хрониках Второй мировой. Плакали все тогда – мужчины, женщины".

После интервью с бывшим сотрудником ТНК-ВР Ильей Заславским, рассказавшим РС, как группа российских акционеров компании выжила в 2008 году западных менеджеров во главе с Робертом Дадли, в редакцию поступило письмо от бывшего коллеги Заславского, который не согласился с его позицией. Карэн Пайразян, сегодня СЕО канадской компании Irati Energy, проработал в ТНК-ВР 8 лет – с 2005 по 2013 год. До того работал в ЮКОСе, после – в "Роснефти". Разговор с Радио Свобода о давнем корпоративном конфликте вылился в рассказ о том, как нефтяная отрасль пережила короткий рыночный период и вернулась к госкомпаниям советского образца.

От совка к совку: история нефтяной отрасли России последних десятилетий на примере одной карьеры

Майдан: надежды и разочарования



Вторая годовщина начала событий на киевском Майдане

"Мне это все напоминает заряд дроби без ствола. Есть огромное количество людей, которые против, которые чем-то недовольны, есть протестные настроения, но совершенно нет инструмента, с помощью которого можно это реализовать. Нет политической силы, нет лидера, который мог бы это возглавить, люди никак не организованы. Возьмем опыт 2004 года: там был Ющенко, были «оранжевые». То есть люди конкретно говорили: мы не хотим того, мы хотим этого. Они хотя бы знали, кого противопоставить кандидату от власти. В 2013 году были ребята, которым, может быть, не очень доверяли - Кличко, Яценюк и Тягнибок. Их недолюбливали, тем не менее, какая-то альтернатива была. Было понятно, что, если сейчас мы уберем вот тех, то завтра этот у нас будет примерно таким-то министром, а этот будет этим, то есть мы знали, кого поставить. К сожалению, сейчас нет даже никого на замену Порошенко никого не держит во втором составе, на «скамейке запасных»".

Вчера в Украине отмечали вторую годовщину начала Майдана. Оттесняется ли это событие понемногу другими важными событиями в истории страны? Оправдало ли оно ожидания своих участников или, наоборот, стало поводом для разочарований?

Эти и другие вопросы Виталий Портников обсуждает с журналистом Украинской службы Радио Свобода Дмитрием Шурхало и донецким журналистом Денисом Казанским, который сейчас живет в Киеве.

"Чекист, который не был разведчиком"



Георгий Сатаров о том, как теракты влияют на внутреннюю и внешнюю политику Владимира Путина

"Представления о сущем" Владимира Путина определяются его профессиональной деформацией чекиста, который никогда не был разведчиком. Чекиста-неудачника - с наиболее простым вариантом линейного чекистского мышления. Бедняге Франсуа Олланду поручили не какой-то коридорный разговор с президентом России на 20 минут (которым так гордится Путин – я имею в виду его разговор с президентом США Бараком Обамой в Анталье), а серьезную встречу. После того как Путин их "кинет" в очередной раз, виноват будет несчастный Олланд".

В какой степени крупные террористические акты, в первую очередь в самой России, были причиной, а в какой – следствием всей политики Путина в эпоху его правления? Причем с самого момента его прихода к власти, еще с августа 1999 года, когда Борис Ельцин назначил Владимира Путина первым заместителем и исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации и назвал его в специальном телеобращении своим "преемником"?

Как считает российский общественный деятель, политик, публицист и социолог, президент Фонда прикладных политических исследований "ИНДЕМ" Георгий Сатаров, для ответа на такой вопрос существуют две взаимоисключающие версии.


"Моя цель – белорусская Беларусь"



"Если бы все зависело только от нас, белорусов, господина Лукашенко как политика давно бы уже не было. Но Лукашенко находится на содержании у Кремля – это сварливая марионетка Кремля. Он из белорусской экономики сделал убыточный вариант экономики российской: миллиарды долларов в год дотаций. Благодаря этому счастью Лукашенко и контролирует страну".

Один из лидеров белорусской оппозиции, глава незарегистрированной Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада) Николай Статкевич, считает, что в его стране открывается новый этап политической борьбы

"Слава богу, в Крыму сейчас 20 градусов!"



В Крыму из-за отключения электроэнергии возникла чрезвычайная ситуация, власти просят людей не паниковать

"Население Крыма живет в двух реальностях. Первая – это та, которая в телевизоре. Вторая – это та, которая на улице. С завтрашнего дня ни один детский сад работать не будет, поскольку они не могут снабдить их теплом. Но телевизоры будут работать! Для России это очень важный компонент, потому что в противном случае народ будет прозревать, и тогда у них уже что-то в голове будет меняться".

Власти Крыма объявили понедельник, 23 ноября, нерабочим днем из-за чрезвычайной ситуации на территории аннексированного Россией полуострова , вторые сутки частично лишенного электроэнергии. В крымских городах – перебои с водоснабжением, канализацией, связью, отоплением; на автозаправках и у банкоматов – очереди. Две линии электропередач в Херсонской области Украины, по которым осуществлялось энергоснабжение Крыма, были повреждены 20 ноября. Ситуацию усугубил конфликт между полицией Украины и участниками акции "Гражданская блокада Крыма", мешающий восстановительным работам.

Рассказывают жители Крыма и участники блокады полуострова.