October 26th, 2015

В Брюсселе обсуждаются возможности решения кризиса с мигрантами



В воскресенье в Брюсселе открылся саммит лидеров десяти стран ЕС и трёх балканских государств, не входящих в Евросоюз. К удивлению собравшихся, в работе саммита не принимает участия Турция. Премьер-министр Словении Мирослав Церар предупредил, что без действенных конкретных шагов для преодоления кризиса может начаться распад Европейского союза.

Однако, глава правительства Сербии Александер Вучич выразил неуверенность в возможности подписания соглашения, которое устроило бы все стороны. По его словам, немедленное подписание такого соглашения невозможно, тем не менее, по словам Вучича, все участники саммита должны прекратить взаимные обвинения.

Канцлер Германии Ангела Меркель отметила, что нынешняя ситуация требует решения, которое выходит за рамки юрисдикции ЕС и должно включать в себя Турцию. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал страны, где кризис с наплывом мигрантов ощущается наиболее остро, участвовать в процессе регистрации мигрантов и перестать просто передавать их своим соседям.

promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Военные заводы работают в три смены из-за операции России в Сирии



Работники российской корпорации «Тактическое ракетное вооружение» перешли на работу в три смены из-за возросшей потребности в поставках вооружений для проведения операции в Сирии. Об этом сообщает «Комерсантъ-Власть» со ссылкой на информированный источник в оборонно-промышленном комплексе.

Также источник рассказал, что ВМФ России в экстренном порядке закупил у Турции восемь транспортных кораблей для доставки грузов в сирийский порт Тартус , где находится российскя военная база. Новые корабли якобы уже зачислили в списки вспомогательных судов и придали им военный статус.

Также журнал пишет, что сейчас в Сирии присутствуют военнослужащие-контрактники 810-й отдельной бригады морской пехоты из Севастополя и 7-й десантно-штурмовой горной дивизии ВДВ из станицы Раевской. Их основная задача, по словам источника, состоит «в большей степени в охране объектов», а не в ведении боевых действий.

Россия с 30 сентября проводит в Сирии военную операцию. По официальным данным, за неполный месяц российские самолеты уничтожили более 800 целей, преимущественно высокоточными ракетами и корректируемыми авиабомбами.

Москва неоднократно заявляла, что авиаудары направлены против экстремистов из "Исламского государства". Сирийские оппозиционные группировки и западные правительства подчеркивают, что Россия ведет борьбу с повстанческими силами. Часть оппозиционных вооруженных отрядов не связана с "Исламским государством".



Помещик всея Руси



Министр сельского хозяйства Александр Ткачев – один из главных поборников сохранения санкций против западных продуктов и инициатор их уничтожения.

"Семейный клан Александра Ткачева нередко называют владельцами самой крупной агроимперии России. Ткачев – во многом благодаря Олимпиаде - сумел за последние годы стать "своим", хотя он и не из "питерских". Впрочем, Сочи за годы правления Владимира Путина стал вторым Питером по его роли в жизни президента. Так что с Сочи Ткачеву, конечно, повезло, и его "удаление" в Минсельхоз вряд ли стоит считать началом конца его карьеры".

Лучший друг российских сельхозпроизводителей, министр сельского хозяйства Александр Ткачев – крупным планом

Бонд. Новый Бонд



В очередном фильме "Спектр" у легендарного Джеймса Бонда две девушки, старые враги и новые гаджеты.

"Думаю, что Сэму Мендесу удалось создать фильм, превосходящий его же предыдущий фильм о Бонде "007: Координаты Скайфолл". "СПЕКТР" - это классический, во всех отношениях сбалансированный фильм об агенте 007, который не только развивает традиционные для фильмов о Бонде сюжетные ходы, но и демонстрирует новые грани характера Бонда и новые интересные трюки и гаджеты. Я обнаружил в фильме недвусмысленные отсылки к разоблаченной Эдвардом Сноуденом глобальной электронной слежке и даже к делу Александра Литвиненко. В "СПЕКТРе" сохранены многие традиционные для книг Флеминга и фильмов по его книгам персонажи: квартирмейстер разведки Q, глава разведки М, его сектретарша Манипенни и, конечно, уходящие в прошлое члены преступной организации "СПЕКТР". Меня особенно впечатлили женские персонажи – от встреченной Бондом в Мексике очаровательной Эстреллы, до потрясающей Люсии Скиарры – зрелой и сексуальной дамы, которую играет Моника Беллуччи, и дебютировашей в "СПЕКТРе" неотразимой девушки Бонда Мадлен Свонн в исполнении Леа Сейду. Встреча Мадлен Свонн и Джеймса Бонда переросла в увлекательную романтическую связь. Оба они при этом рвут со своим прошлым, что создает перспективу для будущего. В фильме мы знакомимся с уже во всех отношениях зрелым, немолодым и много пережившим агентом 007. Я бы назвал этот фильм замечательным образцом окутанного тайной романтического триллера в стиле экшн".

Своими впечатлениями о фильме с Радио Свобода делится один из крупнейших знатоков истории бондианы, глава британского фан-клуба Джеймса Бонда кинокритик Аджай Чаудри.

В Архангельской области школьникам запретили праздновать Хэллоуин



В Архангельской области школьникам запретили праздновать Хэллоуин. Как сообщает информационное агентство FlashNord, соответствующее распоряжение местное министерство образования направило во все учебные заведения региона.

Хэллоуин в ведомстве назвали "непонятным для россиян" праздником, который "не соответствует традиционным базовым ценностям, а также негативно влияет на неокрепшие умы". В документеотмечается, что праздник "не отвечает целям и задачам образовательного процесса".


Плачьте вместе с Рустамом



Татьяна Вольтская – о таджикском младенце.

Маленький Умарали уже не будет играть в эти игрушки, спать в этой кроватке и гулять в этой коляске. Он умер вдали от мамы Зарины, у которой его отобрали полицейские, от бабушки Мехренисо, у которой даже не взяли бутылочку с теплым молоком, и, конечно, от папы Рустама, который встречает меня у ворот дома на Лермонтовском проспекте, торопливо объясняя по дороге, что напрасно пишут про их дом, будто он расселен, вон сколько окон горит.

Понятно, их все уже достали: мол, они живут в подвале, и дом нежилой, и за ребенком не так смотрели. Мы проходим по осеннему двору с роскошным желтым каштаном – сюда Зарина каждый день выходила с коляской. Открывая дверь, Рустам продолжает объяснять: "Я к 9 на работу ушел, а они уже через 15 минут сюда пришли и их забрали – вот, жену вместе с братом моим". Они – это сотрудники миграционной службы: обнаружили, что у мамы Зарины просрочена регистрация, и вызвали полицейских. Те быстренько вытолкали из дома Зарину с малышом, в спешке даже не дали надеть на ребенка шапку. В 1-м отделе полиции по Адмиралтейскому району мальчика у нее отобрали и увезли в больницу имени Цымбалина, бабушка умоляла отдать его, но ей сказали, что ребенка везут туда, где за ним будут ухаживать в 20 раз лучше, чем дома. В ту же ночь ребенка не стало.

Я вхожу со своими дурацкими микрофоном и фотоаппаратом, не зная, куда девать глаза, чувствуя себя частью народа, пьющего кровь таджикских младенцев. В комнате чисто, ковры, телевизор. Папа Рустам рассказывает, каким здоровым и спокойным был его сын: "Как заплачет, мы его сразу кормили, а так он вообще не плакал". Рустам совсем молодой и очень красивый. Зарина – хрупкая юная женщина с нежным лицом: длинное платье, босые ступни из-под шаровар, глаза в пол. Она не говорит по-русски. Бабушка говорит немного – охотно объясняет, как в полиции Умарали поили холодным молоком, как не взяли у нее рожок с теплой смесью, как потом не пустили в больницу. Маму в этот день судили, она провела в суде 5 часов – присудили штраф и депортацию. "А у нас уже были билеты в Таджикистан, мы как раз собирались ехать, но билеты пришлось сдать. Теперь нам говорят, что ребенок болел, что сердце у него было больное, но у нас есть карточка из поликлиники, все анализы, все прививки, там везде написано, что он здоров. Нам тут уже дважды свет отключали, чтобы мы отсюда убрались, не давали интервью".

В разговор вступает Маскам, дядя Рустама – он говорит по-русски лучше всех: "Нам все не давали в морге его посмотреть, а когда дали, там уже все было выпотрошено – и мозг, и внутренности. Вокруг глаз было все синее, и половина тельца синяя, а половина личика в крови – вокруг носа и рта. Я не знаю, что с ним делали – они сказали, может, ему кислород давали, потому и кровь. А я думаю, его уронили. А может, специально на органы взяли".

Никаким предположениям, даже самым диким, уже не удивляешься – у горя свои фантазии и призраки, а смерть в больнице здорового 5-месячного младенца, вырванного из рук у матери якобы ради его же блага, выглядит фантастичнее любых легенд. И, однако же, это реальность.

Я прошу показать мне игрушки и вещи Умарали – сознавая, что ковыряю палкой в открытой ране. Дядя с готовностью откидывает покрывало с кроватки. Раскладывает кофточки, вынимает пакет памперсов. "Он такой плотный был, вот его трусики, еле налезали, такие ножки плотные были. Везде еще его запах…"

И тут он замечает как бы вскользь: "В 2004 году у нее (показывает на бабушку) совсем недалеко отсюда старшего сына убили, зарезали, старшего брата Рустама. Мы тогда и разбираться не стали, все равно бесполезно. Наверно, такая судьба. Вот сделаем Курбан-байрам и уедем домой с пустыми руками".

Мне нечего сказать этим людям. Я уже знаю, что полиция завершила проверку и не нашла в действиях сотрудников, отнявших Умарали у мамы, ничего неправильного – оказывается, они действовали согласно "стандартной процедуре". Я знаю, что заведено уголовное дело – правда, только после того, как поднялся шум, но знаю также и то, что доследственная проверка ведется не только в отношении полицейских, но и в отношении родителей Умарали, которых подозревают в ненадлежащем исполнении своих обязанностей. То есть полицейских попытаются отмазать, свалив все на родителей, которые живут в неправильной квартире (кстати, это вовсе не подвал, а обычный первый этаж) и неправильно ухаживали за ребенком. Который, однако, у них был жив и здоров, а в больнице немедленно умер.

Мне нечего сказать этим людям – во мне кипит ярость, потому что у их дверей, у дверей таджикского консульства не лежит гора цветов, принесенных в знак сочувствия, потому что толпы гневных горожан не стоят у дверей 1-го отдела полиции и УФМС, не идут по улицам города с плакатами "Кто ответит за смерть Умарали?" Нас, возмущенных, нет на площадях, нас, потрясенных, нет в соцсетях, нас нет.

Зато я могу представить, что бы тут началось, если бы российское дитя погибло, не приведи Господь, в какой-нибудь западной стране, сколько бы тут было обличений, проклятий и требований превратить их всех в ядерный пепел.

И я точно знаю, что значит наше молчание и равнодушие – это значит, что мы расисты, что мы не считаем этих мигрантов, подметающих наши улицы и строящих наши дома, за людей, что мы смотрим на них свысока, что смерть их младенца не кажется нам вопиющей, их горе не кажется нам горем.

Она не кажется горем и трусливому таджикскому консульству, набравшему в рот воды, но их равнодушие не оправдывает нашего.
Мне нечего сказать этим людям, мне трудно смотреть им в глаза. Я могу только обнять маму Зарину, которая не плачет: ее худенькое тело не отзывается на прикосновение, она смотрит в пол и продолжает машинально складывать вещи Умарали. Зато бабушка Мехренисо плачет, и мы обнимаемся и плачем вместе. И, уходя, я обещаю им, что сделаю все, чтобы как можно больше людей плакали вместе с ними, вспоминая Умарали.

Вместе с Рустамом.

Вместе с Зариной.

Вместе с бабушкой Мехренисо.

Вместе с дядей Маскамом.

Правда, я не уверена, что это получится.

Татьяна Вольтская – корреспондент Радио Свобода в Петербурге

Оригинал текста вы можете прочитать здесь

"Это не девяностые"



Жители Украины выбирали глав областных центров, а также депутатов в областные и городские советы. В целом, позиции сохраняет "Блок Петра Порошенко "Солидарность"". В большинстве региональных центров кандидатов в мэры ждет второй тур. В части Луганской и Донецкой областей, во временно оккупированных районах, выборы проведены не были. В аннексированном Россией Крыму выборы также не проводились, а в Мариуполе и Красноармейске из-за нарушений и вовсе были отменены. Там местные избиркомы отказались регистрировать отпечатанные с нарушениями бюллетени.

Гражданская сеть "Опора" зафиксировала до тысячи нарушений избирательного законодательства в день голосования. В их числе попытки подкупа избирателей, вброс бюллетеней, подвоз избирателей на участки для голосования.

Явка, по данным украинской ЦИК, составила 46,62%. Самый высокий показатель зафиксирован в Тернопольской области – свыше 56 процентов, самый низкий – в Донецкой, около 32 процентов. Все это позволяет российским СМИ оценивать выборы в местные органы самоуправления Украины как "самые грязные" и вялые, в целом, провалившиеся.

Мнения украинских экспертов расходятся: руководитель Центра политических исследований “Пента” Владимир Фесенко считает, что в отличие от кампании пятилетней давности выборы были конкурентные, власть справилась с новыми вызовами, а явка в 46% – это нормально для нынешних условий в стране. Украинский политолог Андрей Ермолаев, напротив, уверен: эти выборы на Украине показали, что избиратели разочарованы.

"Изменить что-то можно"



Подвергшийся нападению поклонников Путина 75-летний пенсионер Владимир Ионов намерен продолжать участвовать в гражданских акциях.

"Есть ведь три способа общения: язык силы, он же – язык страха, язык денег и язык любви. Они знают только один язык – как животные. Плохо то, что их поощряет власть – она просто не принимает меры, а они все больше наглеют. Стоят спокойно, радуются и говорят: "Так всегда будет, вы – предатели". И пока власть будет это поощрять, они будут разговаривать этим языком – языком силы".

24 октября Ионов стоял в одиночном пикете у Исторического музея В Москве с плакатом "Путин есть – ума не надо". К нему подошел один из активистов движения SERB, известный как Гоша Тарасевич (Игорь Бекетов), началась словесная перепалка о том, что такой плакат оскорбляет президента. После этого Ионова облили цветной жидкостью и посыпали порошком. Медики, оказавшие активисту медицинскую помощь, диагностировали ожог глаз 1-2 степени. Владимир Ионов признается: это не первый случай, когда на него и на других активистов нападают представители прокремлевский движений, обычно полиция на это закрывает глаза. В этот раз активист написал заявление в правоохранительные органы, и надеется, что шум вокруг этой истории позволит привлечь к ответственности нападавших.

В интервью Радио Свобода Владимир Ионов рассказал подробнее о том, что случилось на пикете 24 октября и почему он будет продолжать участвовать в акциях протеста.


"Путин уже мне проиграл"



"Вот ирония: я женщина, а, представьте себе, тоже умею, как Путин, в самолете истребителе и на тушении пожаров, и на охоте в тайге, и на корабле, подводной лодке, и еще там, где его пиарили. Разве что черного пояса по самбо у меня нет. И у кого из нас яйца круче, время еще покажет. А вот просить пощады у него я не буду. Он уже мне проиграл, если учитывать тот факт, что я баба, а он мужик".

Надежда Савченко ответила через "Радио Свобода" Светлане Алексиевич, поблагодарив за отношение к ней самой и к Украине.

Конец игры в монополию



Виталий Портников – об уроках выборов.

Еще несколько лет назад о местных выборах в Украине никто и не вспоминал: ни политики, ни избиратели. Киев мог жить без избранного мэра и с фактически парализованным горсоветом почти весь период правления Виктора Януковича, и эта очевидная узурпация власти и крах местного самоуправления не становились важными факторами политической жизни. Даже к децентрализации украинцы относятся с опаской, что и не удивительно для жителей тотально коррумпированного государства: какая разница, где украдут ваши деньги – на самом верху или посередине?

И тем не менее местные выборы 2015 года стали настоящим политическим событием – большим и серьезным. Возможно, потому что в современных украинских условиях любая возможность выражения общественных настроений становится политическим событием. Возможно, потому, что речь шла о полной перезагрузке власти, "системно" конфигурированной еще во времена Януковича. Сказать "избранной" – это, пожалуй, было бы комплиментом. Украинцы еще имели возможность избирать президентов и парламент, но местная власть скорее не избиралась, а формировалась с использованием процедуры голосования. Не повсюду, конечно. Но на востоке страны – так точно. А уж в Донбассе выборов не было вообще никогда – там кадровые решения Донецкого и Луганского обкомов КПУ так быстро были заменены решениями местных ячеек Партии регионов, что никто даже не успел заметить этого плавного перехода.

Именно поэтому можно сказать, что граждане Украины впервые ответственно избирали местную власть – с расчетом на то, что эта власть будет принимать решения и руководить регионами, а не просто исполнять указания из Киева. Конкретные результаты прошедших выборов потребуют дополнительного осмысления, но самое главное уже ясно: в украинской власти больше нет монополии. А монополия – это главная беда Украины. В экономике активность монополизирована олигархическими группировками, в политике – партийными проектами, которые в результате оказываются "заточенными" под все те же олигархические группировки.

Если в украинском парламенте наблюдалось вечное брожение умов и даже Януковичу не удалось превратить Верховную Раду в Государственную думу, то в местных советах монополизация была тотальной, причем по всей стране. Если на юго-востоке власть была "забетонирована" Партией регионов, то на западе местные советы контролировало Всеукраинское объединение "Свобода". Сейчас же очевидной партии-победительницы просто нет. Практически повсюду придется договариваться, искать компромиссы, создавать коалиции. Даже на выборах мэров больших городов практически никому из очевидных фаворитов – за исключением разве что харьковского градоначальника Геннадия Кернеса – не удалось победить в первом туре. Но и Кернесу (несмотря на то что гражданам не было предложено внятной альтернативы этому политику) придется иметь дело с совершенно другим горсоветом. Горсоветом, в котором будет оппозиция и который больше не будет радостно штамповать нужные мэру решения.

Выборы показали: в украинском обществе сформировались несколько запросов сразу. Запрос на профессионалов, способных работать, а не произносить громкие речи. Запрос на новых людей во власти. Отчетливое неприятие тех, кто был причастен к становлению авторитарного режима Януковича. Именно поэтому в Киеве провалились сразу несколько виртуальных политических проектов, потративших значительные средства на политическую рекламу. Именно поэтому многие бывшие "регионалы", стремящиеся во власть, вынуждены скрываться за вывесками новых партий, созданных специально под местные выборы. И именно поэтому в украинском обществе и во время предвыборной кампании, и при подведении ее итогов заметно серьезное разочарование. Потому что элита страны пока что не способна соответствовать ни первому, ни второму, ни третьему запросам. Популистов в Украине все еще больше, чем профессионалов, новых людей не так уж много, а создатели авторитарного режима никуда не делись – вот они, на плакатах и на экранах.

Как это обычно бывает с людьми, находящимися в замкнутом пространстве собственной истории, украинцы не могут осознавать, какие важные шаги вперед они делают с каждыми такими – еще не совершенными, но уже настоящими – выборами. Ведь на самом деле то, что своим голосованием избиратели обрекли депутатов и мэров на поиск взаимопонимания, – это уже успех. Даже уверенные в том, что город у них в кармане, мэры теперь будут вынуждены доказывать свою состоятельность – и это тоже успех. Власть будет вынуждена делать хотя бы вид, что сделает выводы из результатов этих выборов, – тоже успех. Потому что все это – политика. Обычная скучная политика развивающейся европейской страны, только нащупывающей собственное будущее.

И это куда лучше монополии и "распила".

Виталий Портников – киевский журналист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Дороги к свободе"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Фильм Спильберга о шпионах



Сын сбитого над Россией в 1960 году летчика-шпиона Фрэнсиса Гэри Пауэрса рассказывает о фильме Стивена Спилберга, посвященном его отцу.

Только что на американские экраны вышел фильм Стивена Спилберга “Мост шпионов”, который рассказывает об одном из самых ярких и напряженных эпизодов Холодной войны. Удивительно, что Голливуд до сих пор не снял фильм на этот сюжет. О полковнике Вилли Фишере, который при аресте назвался Рудольфом Абелем, об инциденте с американским разведывательным самолетом U-2 и о первом в истории Холодной войны обмене шпионами написаны книги, но экранизация появилась только теперь. Все дело в том, что было непонятно, кого следует сделать положительным героем этой исторической драмы. Абель был врагом, но и к захваченному в плен пилоту U-2 Фрэнсису Гэри Пауэрсу отношение в Америке было неоднозначным. Стивен Спилберг с присущим ему чутьем нашел ответ на этот вопрос – он сделал героем своего фильма нью-йоркского адвоката Джеймса Донована, который защищал в суде Абеля, а затем сумел договориться об обмене.

В гостях у Радио Свобода консультант фильма, сын одного из его главных героев Пауэрс-младший.