June 20th, 2015

Топонимическая "революция достоинства"



9 апреля Верховная рада приняла закон об осуждении коммунистического и нацистского тоталитарных режимов. Среди прочего, действие закона распространилось на топонимику. И вот на официальном сайте Украинского института национальной памяти обнародовали предварительный список населенных пунктов, которым собираются либо вернуть исторические названия, либо заменить идеологически окрашенные советские топонимы на какие-то новые. Все это должно произойти до 21 ноября, то есть до даты нового украинского праздника – Дня достоинства и свободы.



Более 870 украинских городов и сел скоро будут переименованы


promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Гарри Бардин: "Мы стоим на краю пропасти"



Гарри Бардин – легендарная фигура российского кино, такого его, некогда всеми, от мала до велика, любимого вида, как мультипликация. Достаточно сказать, что у него есть Золотая пальмовая ветвь Каннского фестиваля. Таких ветвей в активе отечественного кинематографа всего три, включая бардинскую.

Но меньше всего Гарри Бардин похож на мэтра и небожителя. К признанию он шел если и не очень долгим, то, во всяком случае, не очень простым и прямым путем. А, достигнув признания, на лаврах, даже каннских, не почивал. Начал свой творческий путь актером, закончив престижную Школу-студию МХАТ, но попав на работу в один из самых захолустных московских театров. Что, впрочем, пошло ему лишь во благо: с актерской профессией после нескольких работы в этом театре Бардин порвал без лишних сомнений и сожалений. Но первый триумф ждал будущего кинорежиссера все-таки в театре, причем в качестве драматурга. В 1975 году в знаменитом ГЦТК – кукольном театре, созданном и руководимом Сергеем Образцовым, вышло феерическое по своей яркости, изобретательности и остроумию шоу "Дон-Жуан", которому на десятилетия предстояло стать визитной карточкой этой, знаменитой во всем мире советской труппы.

Итак, актер, драматург и только после этого, наконец, режиссер-мультипликатор. За первые 15 лет своей мультипликационной карьеры, одновременно оказавшиеся последними 15 годами Советской власти, Гарри Бардин снял 15 мультфильмов, большая часть которых стала классикой жанра: "Достать до неба", "Летучий корабль", "Дорожная сказка", "Брэк", "Выкрутасы"… За последующие 25 послесоветских лет – всего лишь семь. Среди них, правда, тоже такие шедевры, как "Чуча", "Адажио" и "Гадкий утенок"



Знаменитый режиссер-мультипликатор в программе Леонида Велехова


Холодом веет от Кремля



В Вашингтоне рассматривают ядерные угрозы Москвы как объявление холодной войны

Появившееся 14 мая сообщение о готовности Соединенных Штатов разместить на территории Польши вооружение и оборудование бронетанковой бригады спровоцировало серию заявлений российских представителей, воспринятых американскими наблюдателями, да и не только ими, как почти формальное объявление Москвой ядерного противостояния с США и НАТО. Первым на эту новость отреагировал представитель российского министерства обороны, заверивший, что Россия "пойдет на ответные шаги с целью укрепления наших западных границ". Днем позже президент России Владимир Путин публично объявил о том, что Россия расширит свой ядерный арсенал на 40 межконтинентальных баллистических ракет и разъяснил, что если "кто-то угрожает нашей территории, то мы обратим наши вооруженные силы против этой угрозы". Нескрываемо угрожающий тон российских заявлений дал повод генеральному секретарю НАТО Дженсу Столтенбергу посетовать на то, что "бряцание оружием со стороны России необоснованно, опасно, такое поведение дестабилизирует ситуацию".

У западных союзников, как сообщает газета The Wall Street Journal, есть основания отнестись к заявлениям российского президента с повышенной серьезностью, поскольку это лишь одно, но самое серьезное подтверждение того, что Россия делает ставку на ядерное оружие в противостоянии с Западом. Лишь за несколько дней до этих событий некий, тесно связанный с Кремлем, российский аналитик на встрече в парижском исследовательском центре объявил, что у Москвы есть ядерный потенциал для противостояния с НАТО в Европе. Такие эпатажные заявления со стороны близких к Кремлю россиян – не новость, неожиданностью стало то, что оно прозвучало вызовом, поскольку лишь за два дня до того, как эти откровения прозвучали в Париже, Вашингтон предъявил официальную претензию Москве, обвиняя ее в проведении запрещенного договором о сокращении ракет меньшей дальности испытания крылатой ракеты.

Почему США решили разместить в Польше вооружения для бронетанковой бригады? Страшат ли Вашингтон ядерные угрозы Москвы? Может ли Россия позволить себе гонку вооружений?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Анджело Кодевиллой, заслуженным профессором Бостонского университета, бывшим сотрудником сенатского комитета по разведке; Дэниэлом Гурэ, сотрудником Лексингтонского института, бывшим высокопоставленным сотрудником Пентагона; Дмитрием Горенбургом, сотрудником исследовательской корпорации CNA; Эриком Ширяевым, профессором университета имени Джорджа Мэйсона, и Михаилом Бернштамом, сотрудником Гуверовского института.

Кладбище на улице Мертвых



Голландский журналист, бывший корреспондент телеканала RTL в Москве Ремко Рейдинг, бросил работу, чтобы полностью посвятить себя "Полю Славы" – кладбищу советских военнопленных в местечке Лёузден. Минувшей весной на русском языке вышла его книга "Дитя поля славы" о восстановленных по крупицам судьбах похороненных на этом кладбище людей и о том, как он искал и находил их родственников по всему бывшему СССР.

В России и других бывших республиках Советского союза есть семьи, в которых до сих пор ждут не вернувшихся с войны родных. Не вернувшихся с войны, которую принято называть Великой Отечественной и которая в современной России оказалась заключенной в капсулу сакрального мифа. Для этих людей, которые все еще ждут, война так и не закончилась. В противовес предъявившим свои права на войну властителям, бряцающему оружием официозу и гвалту "народа-победителя" эти люди – живая история войны, ее подлинный срез, который обнажает прежде всего невосполнимую потерю, травму, человеческую трагедию. Татьяна Кулик, жена солдата из деревни Кулишовка в Краснодарском крае, ждала мужа почти 60 лет и не дождалась. За редким исключением, сотни тысяч советских воинов и пленных рабочих, которые числятся в официальных российских архивах пропавшими без вести, погибли во время или сразу после войны. Многие лежат на специальных "советских" кладбищах в Европе, но родственники об этом до сих пор не знают. В Голландии есть такое советское кладбище, здесь покоятся останки 865 советских граждан. На то, чтобы отыскать родственников почти 200 из них, у голландского журналиста Ремко Рейдинга ушло почти 20 лет. Именно Рейдинг в начале нового века сообщил Татьяне Кулик, что ее муж погиб еще в 45 году.

История голландца, который разыскивает родственников советских солдат, "пропавших без вести" в Европе

ФИФА и реформация


Александр Генис

В сущности, футбол – единственная мировая религия, которой всех удалось обратить в свою веру, обычно без войн и почти без крови. Перед футболом все равны, поэтому и география футбола причудлива, как история играющих в него стран. Только на зеленом поле Голландия – все еще великая держава.

Безразличие к масштабу поднимает футбол над миром – как Бога. Поклоняться ему могут все, кто хотят, а хотят все, кто могут. Об этом мечтали все фанатики, но зря: на земле никогда не было одной религии – кроме футбола. Простая, дешевая, общедоступная и понятная, эта религия не боится соперников, ибо каждому разрешает молиться себе по-своему. Так, захватив планетарное сознание, бог футбола стал его хозяином.

Чтобы оказаться мировой, религия не обязательно должна обещать больше, чем давать. Не стоит забывать, что вера отнюдь не всегда подразумевает благую весть о загробной жизни. Будда о ней молчал, и Конфуций, и Ветхий Завет. Бывает и такая религия, которая учит другому. Указывая альтернативу будням, она вносит в нашу обычную жизнь сверхъестественное измерение.

При этом, футбол еще и сугубо национальная игра, и в этом он идет поперек глобализации. Чем меньше смысла остается в государственных границах невоюющих стран, тем круче страсти на поле, где игроки делают вид, что политические карты означают то же, что прежде. Футбол возвращает нас к эпохе геральдических битв. Своими победами и поражениями футболисты, как прежде – рыцари, наполняют тающую на глазах историю. Сменив военную форму на спортивную, футбол оправдывает патриотический раж. Каждая страна, часто сгрудившись в своих столицах, ждет гола, словно телеграммы с неба.

Другими словами, футбол – религия одновременно универсальная и национальная, и это делает футбол уникальным и незаменимым. Он умеет объединять, разделяя. Единственная в своем роде не ревнивая религия, она предлагает земному шару свою веру, не требуя отказаться от племенных суеверий, вроде крикета, бейсбола и хоккея с мячом. Терпимость, покладистость и простота догм, которые знает каждый первоклашка, делает футбол абсолютно незаменимым и бесконечно влиятельным. Кроме того, футбол еще и источник богатства: экономисты говорят, что в качестве товара он уступает только нефти.

Однако именно все эти свойства футбола делают его чрезвычайно уязвимым для коррупции, что и доказывают нынешние процессы над взяточниками из ФИФА. И это позволяет продолжить аналогию с религией.

Вспомним католическую церковь. Оставшись без конкуренции, она стала жертвой такой свирепой коррупции, что для исправления пороков ее авторитарной власти потребовалось очищающая буря реформации. Как бы дорого эта революция ни стоила истории, нельзя не признать, что в конечном счете она пошла на пользу обеим сторонам конфликта. Протестанты научились жить в мире с католиками, и сегодня уже никто не продает индульгенции.

Если следовать логике предложенной параллели, то и футбол должен пройти через такую же реформацию, пусть даже она и чревата расколом.

Характерно, что первыми об этом заговорили в Германии, где не только страстно любят футбол, но и хорошо помнят соотечественника – мятежного монаха Мартина Лютера.

Александр Генис – нью-йоркский писатель и публицист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Американский час – Поверх барьеров"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

"Не верю, что они убили без приказа"


Арсен Аваков, объявивший что убийцы Олеся Бузины найдены

Рамзан Кадыров заявляет, что следы к убийству Немцова ведут к украинским спецслужбам. В самой Украине считают, что следы к убийству Олеся Бузины ведут к спецслужбам российским. А также: что происходит вокруг украинской газеты "Вести"? На связи главный редактор издания Игорь Гужва и шеф портала "Телекритика" Наталия Лигачева. Ведущая Елена Рыковцева.​

Обсуждают главный редактор проекта "Историческая правда" Вахтанг Кипиани, руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко, главный редактор газеты "Вести" Игорь Гужва и шеф портала "Телекритика" Наталия Лигачева. Ведущая Елена Рыковцева.​


Колыма между двух катастроф



В Международном "Мемориале" открылась фотовыставка, посвященная Колыме – лагерной и той, которой она стала сейчас, то есть спустя более полувека после того, как ее покинул писатель Варлам Шаламов. Названием выставки послужила строчка "У времени в тени" из стихотворения Шаламова. Она оказалась пророческой и теперь имеет отношение не только к Колыме времен ГУЛАГа. Магаданская область превратилась в депрессивный регион.

Выставка – это результат двух экспедиций на Колыму, организованных в прошлом и в этом году редакцией сайта Shalamov.ru и Вологодским отделением Российского географического общества, что не случайно, ведь автор "Колымских рассказов" Шаламов родился в Вологде.

Можно было бы ожидать, что выставка будет мрачной и страшной. Однако она скорее меланхоличная и созерцательная. В пустых городах и там, где прежде были лагеря, место человека занимает природа. Здесь все в буквальном соответствии с присловьем "было и быльем поросло".

В последние годы территория, где были сталинские лагеря с самой высокой смертностью, потеряла более трети своего населения