June 15th, 2015

Гибридное кино для России





В Сочи в воскресенье завершился кинофестиваль "Кинотавр". О реальной жизни России из фильмов, показанных на фестивале, не узнать, – говорит главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей, просмотревший в Сочи все конкурсные ленты.


Даниил Дондурей – о "Кинотавре" и зачистках, о Говорухине и Меликян, о милых режиссерах и блистательных манипуляторах

promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Наводнение в Тбилиси



12 человек погибли в результате наводнения в Тбилиси. 10 человек числятся пропавшими без вести.

Река Вере, протекающая в центре города, вышла из берегов во время ливня, затопив узловые автодороги, после чего транспортное движение в центре грузинской столицы оказалось полностью парализовано.

По данным тбилисской мэрии, около 40 семей остались без крова.

Вода затопила тбилисский зоопарк. Сотни животных погибли. Однако, как утверждает администрация зоопарка, несколько львов, тигров, волков и крокодилов выплыли в центр города и разбрелись по улицам, наводя ужас на горожан.

Власти ввели в столицу части специального назначения Минобороны и военную технику. Спецназовцы стали отстреливать хищников на улицах.

Премьер-министр Ираклий Гарибашвили попросил тбилисцев не выходить на улицу и не выпускать детей.

По предварительным данным, ущерб от стихийного бедствия может составить около 50 миллионов долларов.

Фоторепортаж

Задержанный на Украине россиянин может подать иск к Минобороны РФ



Задержанный на Украине россиянин Александр Александров может подать иск к Министерству обороны России, чтобы подтвердить, что он является действующим военнослужащим. В интервью корреспонденту "Новой газеты" он заявил, что его контракт с российской армией еще не истек и доказать это не составит труда.

Александров отметил, что намерен со своим адвокатом переквалифицировать статью обвинения с "терроризма" на "диверсионные действия". По его словам, находясь в Донбассе, он выполнял приказы своего командования, и поэтому, как он считает, на Украине у него должен быть статус военнопленного, а не террориста или наемника. Россиянин заявил, что под Луганском, где его задержали украинские военные, он ни в кого не стрелял и "преступных действий не совершал, кроме того, что незаконно пересек границу".



Александров сообщил, что ему не удается связаться со своими родственниками в России. По его словам, один раз он разговаривал со своей женой в социальной сети "ВКонтакте", однако после этого она удалила свой профиль.

Александр Александров был задержан 16 мая во время боевых действий у города Счастье Луганской области. Вместе с ним в плен попал Евгений Ерофеев. На допросе оба россиянина сообщили, что служат в 3-й бригаде российского ГРУ. В Министерстве обороны России эту информацию опровергли, заявив, что Александров и Ерофеев "на момент своего задержания" уже уволились из армии. Украинские власти обвиняют россиян в терроризме.


В Гюмри найден мертвым военнослужащий 102-й российской военной базы



На этой же базе проходил службу Валерий Пермяков, обвиняемый в убийстве семи членов армянской семьи в январе 2015 года

В армянском городе Гюмри найден мертвым военнослужащий 102-й российской военной базы. Об этом "Интерфаксу" сообщила пресс-секретарь Следственного комитета Армении Сона Трузян. По ее словам, тело россиянина с колото-резаными ранами было найдено у памятника "Мать Армения". Возбуждено уголовное дело по статье "Убийство", проводится проверка.

Руководство 102-й военной базы сообщило о задержании сослуживца убитого. По словам полковника Алексея Полюховича, заместителя командира по работе с личным составом, с задержанным работают следователи. По данным армянских СМИ, убийству российского солдата предшествовала драка с участием как минимум трех других военнослужащих военной базы.

Погибший военнослужащий проходил службу на той же базе, на которой служил Валерий Пермяков, обвиняемый в убийстве семи членов армянской семьи в январе 2015 года. Ранее в Армении прошли многотысячные акции протеста с требованием выдать Пермякова армянскому правосудию.

В Генштабе России после убийства заявили, что военнослужащие по призыву покинут 102-ю российскую военную базу весной 2016 года, а личный состав части будет комплектоваться исключительно контрактниками.


Дороги против Путина



В Новосибирске в понедельник продолжатся начавшиеся в воскресенье праймериз оппозиции – предварительное голосование по отбору кандидатов, которые в сентябре пойдут на региональные выборы по списку партии РПР-Парнас. Пункты для голосования закроются в то же время, что и избирательные участки на обычных выборах, – в 8 часов вечера.

Такие же праймериз состоятся позже в Калуге и Костроме. Организаторы этой серии голосований заявляют:

"В сентябре 2015 года в Новосибирской, Костромской и Калужской областях пройдут выборы. Раньше в бюллетенях были только единороссы, подконтрольные им чиновники или совсем неизвестные кандидаты из Москвы. В результате людям демократических взглядов не за кого было голосовать. Сейчас независимые демократические партии объединились в коалицию на базе РПР-ПАРНАС и бросят вызов "Единой России".

В агитации перед праймериз участвовали оппозиционные лидеры Алексей Навальный и Михаил Касьянов. Один из кандидатов, председатель Новосибирского отделения партии РПР-ПАРНАС Егор Савин признает, что в процессе голосования есть "накладки", но рассчитывает на успех праймериз.

В интервью Радио Свобода Савин рассказал о проблемах, с которыми столкнулись организаторы предварительных выборов, от дачного сезона до угроз активистам, а также о планах оппозиции привлечь на свою сторону часть условно "прокремлевского" электората за счет обсуждения наболевших местных проблем

Жители Донецка потребовали прекратить огонь из жилых кварталов



В Донецке в понедельник около 500 жителей города вышли на стихийный митинг и перекрыли главную улицу города, требуя от военных "ДНР" прекратить огонь по украинским позициям из жилых кварталов города. Об этом сообщает с места событий журналист "Новой газеты" Павел Каныгин. По словам Каныгина, собравшиеся требовали "остановить войну", предоставить жилье горожанам, дома которых оказались фактически на линии фронта, наладить выплату пенсий. "Местные жители выкрикивают: "Прекратите войну!", "Верните нам жилье, у нас разбили дома!", "Уйдите все", – сообщает корреспондент "Новой".




Участники акции – жители Киевского района и района "Октябрьский рынок", находящихся ближе всего к контролируемым украинскими войсками территориям. По словам участников митинга, в воскресенье в результате ответного огня, спровоцированного обстрелами из этих районов, погибли 10 мирных жителей, двое были ранены.




По сообщению корреспондента "Новой газеты", к собравшимся вышел приехавший на митинг глава "ДНР" Александр Захарченко. Он заявил, что войну остановить не удастся, а над выплатой пенсий работает "правительство ДНР". После этого Захарченко покинул место событий в сопровождении кортежа охраны.

"В архивах Донецка уже работало ГРУ"



Радио Свобода продолжает рассказывать о процессе декоммунизации на Украине, который предусматривает полное раскрытие архивов силовых ведомств, переименование улиц и населенных пунктов, запрет на использование советской символики. Ровно месяц назад, 15 мая, президент Украины Петр Порошенко подписал соответствующий пакет законов, ранее принятый Верховной Радой.

Закон о свободном доступе граждан к документам из архивов МВД и спецслужб, датируемым до 1991 года, может заинтересовать не только украинских, но и российских историков, считает сотрудник Центра исследований освободительного движения, бывший директор Государственного архива Сумской области Украины Геннадий Иванущенко.

Судьба сержанта



Задержанный на Украине россиянин Александр Александров может подать иск к Министерству обороны России, чтобы подтвердить, что он является действующим военнослужащим. В интервью корреспонденту "Новой газеты" он заявил, что "его контракт с российской армией еще не истек и доказать это не составит труда". Адвокаты и правозащитники оценивают судебные перспективы Александрова крайне низко.

В интервью Александров также отметил, что намерен со своим адвокатом переквалифицировать статью обвинения с "терроризма" на "диверсионные действия". По его словам, находясь в Донбассе, он выполнял приказы своего командования, и поэтому, как он считает, на Украине у него должен быть статус военнопленного, а не террориста или наемника. Россиянин заявил, что под Луганском, где его задержали украинские военные, он ни в кого не стрелял и "преступных действий не совершал, кроме того, что незаконно пересек границу".

Киевский адвокат сержанта Александрова Константин Кравчук объяснил Радио Свобода, что подать иск к российскому Министерству обороны будет сложно

Шведы допросят главу WikiLeaks в посольстве Эквадора в Лондоне



Шведские следователи намерены в ближайшее время допросить основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа в связи с подозрениями в его причастности к сексуальным преступлениям. Ассанж около трех лет живет на территории посольства Эквадора в Лондоне, где эквадорские власти предоставили ему убежище. Шведской прокурор Мариан Най объявила в понедельник, что обратилась к властям Великобритании и Эквадора с просьбой разрешить ей допрос Ассанжа в течение ближайших недель в посольстве Эквадора.

Ассанж разыскивается шведским правосудием в связи с обвинениями в сексуальных преступлениях в отношении двух гражданок Швеции, с которыми он встречался в 2010 году. Основатель WikiLeaks отвергает обвинения и считает, что требования об экстрадиции его в Швецию станут первым шагом к выдаче его властям США. Американское правосудие разыскивает Ассанжа по делу о публикации многих тысяч секретных дипломатических файлов.

По словам Мариан Най, допрос проведут шведский прокурор Ингрид Исгрен и следователь шведской полиции.


Правила игры


Алексей Цветков

Все чаще и, увы, все убедительнее звучат голоса тех, кто полагает, что ситуация в России превысила болевой порог и что эмиграция, по крайней мере для тех, кому позволяют обстоятельства, представляется оптимальным выходом. Как свидетельствует мой скромный личный опыт, это вовсе не абстрактные рассуждения. Недавно мои близкие родственники, люди достаточно преклонного возраста, приняли решение уехать на ПМЖ в Израиль. Уже по прибытии на место сотрудница министерства абсорбции рассказала им, что самолеты с репатриантами из Москвы и Киева приземляются регулярно круглые сутки – и это в отсутствие сколько-нибудь заметной вспышки антисемитизма что в той, что в другой стране.

Но Израиль – особый выбор, далеко не у всех есть возможность или даже желание оказаться именно там, а другие страны не афишируют гостеприимства, особенно в отношении тех, кому и без того препятствует возраст, материальное положение или филологический диплом. Да и в любом случае истории, которые получают максимальный резонанс на бывшей родине, обычно не из числа тех, что свидетельствуют об успешной ассимиляции. Поэтому все чаще слышишь, как в качестве альтернативной модели жизни выдвигается так называемая "внутренняя эмиграция". Мы, дескать, сумели без особых моральных увечий пережить 70-е, у нас есть опыт, которым при желании могут воспользоваться новые поколения.

Эту теорию я помню чуть ли не с тех времен, с каких вообще что-либо помню, но странным образом ни один прецедент успешной внутренней эмиграции в памяти не всплывает. А между тем я прожил как минимум 10 лет именно в среде, где эта модель выживания предполагалась оптимальной. Более того, я не могу вспомнить такого примера даже за пределами собственного круга друзей и знакомых. Поэтому, на правах пришельца из 70-х, попытаюсь высказать некоторые из приходящих на ум сомнений.

Да, идея внутренней эмиграции в ту пору не только носилась в воздухе, но и была для многих образцом поведения. Почему-то мы не задумывались о том, что реальных образцов, кроме нас самих, для такого образа жизни не было. А практическая реализация этой идеи, нежелания идти на компромиссы с властью и идеологией, проявлялась в том, что мы выбирали для себя максимально изолированные от них профессии – бойлерщика, дворника, ночного сторожа, рабочего сцены, участника дальних экспедиций. О том, чтобы с такой биографией создать семью или карьеру, думать не приходилось, но мы в свои 20-25 лет не очень-то о таких вещах и думали. И уж совсем такая жизнь не сопрягалась с обучением в советских вузах – и меня, и почти всех моих друзей оттуда регулярно исключали. Но мы, пока были молоды, не очень этим печалились.

Впрочем, даже на этом коротком отрезке времени мы могли духовно воспарять над реальностью лишь благодаря специфике эпохи, которую недаром впоследствии окрестили "застоем". Мы плохо разбирались в экономических механизмах, которые в конечном счете смели советский режим и развалили империю, но снаружи казалось, что рутина этой жизни установилась навсегда, и у нас была возможность выработать определенные правила игры с ней. Мы знали, какую черту не следовало переступать, а власти было лень устраивать вылазки за эту черту, она в основном дремала, положив беззубую голову на лапы. Но помимо этих молчаливо признанных правил было еще и граничное условие: эмиграция как таковая была для большинства за пределами возможностей и воображения, а тем, у кого возможность временами появлялась, приходилось учитывать связанные с ней жизненные осложнения – иногда надолго, в моем случае на год. При этом отъезд был для многих из нас репетицией смерти, утратой надежды когда-либо вновь свидеться с родными и друзьями.

Внутренняя эмиграция, таким образом, никогда не была результатом свободного выбора, это была навязанная модель поведения, реализовать которую на протяжении всей жизни не мог практически никто. В своих основных чертах она была как бы тенью реальной эмиграции: либо ты успешно выживаешь путем ассимиляции, и тогда проблема отпадает вообще, либо ты не принимаешь предложенные условия, и тогда твоя судьба незавидна. Беда в том, что ассимиляция в этих условиях была равносильна либо капитуляции, либо шизофреническому двоемыслию: в своем кругу я помню доцента марксизма, который на кухне за рюмкой поносил советскую власть не хуже нашего, а на службе и партсобраниях, надо полагать, придерживался иной доктрины.

Но если даже в тех условиях позиция в стороне от схватки была утопией, сегодня она упирается в непреодолимые логические противоречия. О застое можно только мечтать, страна охвачена реваншистским и расистским угаром, братоубийственной рознью, а правила игры меняются не просто день ото дня, но зачастую прямо в ходе партии, когда вдруг ты оказываешься перед неожиданным и вынужденным ходом – можно попытаться его пропустить в надежде, что никто не заметит, но и такой пропущенный ход теперь засчитывается.

Делает ли это идею эмиграции неотвратимой, пусть и осуществимой не для всех, кто о ней задумывается? И нет ли у меня в этой игре своего скрытого интереса? В конце концов, я провел большую часть жизни в эмиграции и, похоже, подбиваю к этому других, чтобы не оказаться в дураках в одиночку. Но я, во-первых, ни разу не пожалел о своем выборе сорокалетней давности, а во-вторых, в силу своих литературных занятий очень заинтересован в том, чтобы моя читательская аудитория не редела, а в эмиграции это гарантия. Но надо хорошо понимать, что атмосфера ненависти дает только две возможности – либо уйти не оглядываясь, либо оставаться и сопротивляться. Спрятаться с головой под одеяло уже не получится.

Алексей Цветков – нью-йоркский политический комментатор, поэт и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

"Через них летят снаряды туда и обратно"



В Донецке сотни людей вышли в понедельник на стихийный митинг против обстрела жилых районов. Рецепты предлагались разные – вывести боевую технику сепаратистов из жилых кварталов, чтобы не подвергать их опасности ответных обстрелов со стороны украинских войск, или начать наступление, чтобы отодвинуть украинские позиции дальше от города. Спустя несколько часов в людям вышел – на костылях после ранения – глава самопровозглашенной "Донецкой народной республики" Александр Захарченко. Главный его ответ был: "Остановить войну я не могу", – рассказывает очевидец митинга, донецкий журналист Екатерина Малафеева.

"Это был митинг отчаяния, – говорит она, – Такой митинг – это впервые после очень долгого времени, кроме тех бунтов-митингов в ноябре месяце, когда не хватало пенсий и зарплат. У людей накипело".