May 23rd, 2015

Желтые ноги и розовые усы



Обойти все выставки открывшейся в Венеции 56-й биеннале современного искусства можно за пять-шесть дней. А если вы решите посмотреть все видеопрограммы, в Венецию стоит приехать как минимум на две недели. На этих снимках – избранные сокровища биеннале.

Фоторепортаж Дмитрия Волчека из Венеции

promo svobodaradio сентябрь 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Норвегия стала самым крупным поставщиком газа в Западную Европу



Норвегия лишила Россию первенства в роли главного поставщика природного газа в Западную Европу. В первом квратале 2015 года, по подсчетам информационного агентства Reuter's, Норвегия экспортировала в западноевропейские страны чуть больше 29 миллиардов кубометров газа, в то время, как объемы экспорта Газпрома составили свыше 20 миллиардов кубометров.

Резкое повышение импорта норвежского газа Европой стало результатом усилий западноевропейских стран по ослаблению своей зависимости от поставок российского природного газа и гибкой ценовой политики норвежских поставщиков. Они, в отличие от Газпрома, заключающего долгосрочные контракты, увязывая цены газа с ценами нефти, изменяют цены газа в зависимости от спроса и предложения. Норвегия заняла лидирующее положение экспортера газа в Западную Европу в конце прошлого года, объем ее экспорта был на треть больше российского.

Вместе с тем Россия пока остается главным поставщиком газа в Восточную Европу и Европейский Союз, хотя ее доля поставок в прошлом году снизилась с 43 до 42 процентов, а объем экспорта в ЕС упал более чем на 10 процентов. Доля норвежского газа на газовом рынке Европы увеличилась в 2014 году с 34 до 38 процентов.

Парадоксы «доктрины Обамы»



«К какой категории в нашем понимании относить политику Рейгана –​ к жесткой или к мягкой? Главная категория в политике Рейгана была ясность и четкость, это была политика принципов и это, по-моему, наиболее важно. Вопрос не физическая сила, вопрос не военная политика, вопрос не участие войск и не стрельбы, вопрос, насколько можно вернуться к основным принципам и проводить политику принципов. В этом случае как раз вероятность конфликтов и вероятность войны уменьшается, а не увеличивается –​ вот в чем, казалось бы, парадокс ситуации. Моя проблема главная с политикой Обамы заключается не в ее так называемой мягкости, а в ее полной запутанности и в отсутствии какой-то четкости, ясности и приверженности главным американским принципам и их отстаивании. Я не считаю, что надо, чтобы следующий этап был этап воинствующих людей, которые снова начнут всюду войну, ни в коем случае, я это очень не люблю, но то, что необходимо внести четкость и ясность в эту политику, определить главные принципы американской страны и твердо их отстаивать, в этом у меня никого сомнения нет. Я думаю, что это может поставить на место очень многие вещи, предотвратить очень многие конфликты».


Отсутствие внешнеполитической стратегии или выверенный курс невмешательства?
Является ли падение иракского города Рамади свидетельством провала иракской стратегии Белого дома? Вернет ли преемник Обамы роль лидера Соединенным Штатам? Готов ли Белый дом поступиться интересами Украины?


Фильтрация темы



"Путин выслушал страну" – бросился в глаза заголовок в одной из газет после ежегодного апрельского ток-шоу президента. Интересно, понимал ли редактор, как подобострастно, даже заискивающе это звучит? Скорее всего, понимал. Очень уж "по-нашему", по-сегодняшнему: царь-батюшка вас выслушал – и решит, что с вами, неразумными, делать.

Владимир Владимирович даже поможет некоторым из тех, кто молит о помощи – причем, его желательно именно молить. Видимо, как любой диктатор, он черпает силу в чужой слабости – ему необходимо быть просимым, а значит любимым, понятым, оцененным. И неважно, что президентский рейтинг давно "сделан". Это – на уровне подкорки: требуется "натуральное" подтверждение. Поэтому Путин трогательно собирает записочки у бабушек и сильно гневается, когда помощники их теряют – как мы недавно узнали из телевизионного панегирика, подготовленного придворными летописцами президента и оглашенного в эфире его тефлоновыми как бы друзьями и как бы оппонентами.

Но "барская любовь", настойчиво транслировавшаяся под фанфары Дня Победы, распространяется далеко не на всех сограждан даже пенсионного возраста. Что же бывает с теми, кто не молит, а настаивает на своих правах, кто смеет свое суждение иметь и задавать неудобные вопросы?

Collapse )

Последний


Борис Парамонов

В жизни Бродского было одно определяющее влияние: он родился и жил в городе, который тогда назывался Ленинградом, а Бродский и близкие ему люди называли Питером – и сейчас называют, ибо невозможно произнести "Санкт-Петербург", говоря о городе, и по сию пору располагающемся в Ленинградской области.

Но не в этом, в конце концов, дело, не в наименовании, а в том, как и какие люди жили в том городе. Бывшая имперская столица, сохраняя величественный фасад, изнутри была разрушена, разъедена, и стоило войти в любой великолепный подъезд, как вы попадали в смрадную общагу, если не в звериный, то уж действительно в пещерный быт, зощенковскую коммуналку с ее уважаемыми гражданами. Чтобы разрушить дом, не надо взрывать его динамитом – достаточно "уплотнить".

Бродский с родителями жил в бывшем доходном Доме Мурузи, где когда-то в квартире Мережковских был один из центров петербургской культурной жизни, но теперь, вспоминая великолепную Зинаиду Гиппиус, можно было именовать ее "Зинкой", что Бродский и сделал в эссе "Полторы комнаты". Это был Рим, завоеванный варварами – теми, об ожидании которых писал в знаменитом стихотворении Кавафис. Любовь Бродского к Кавафису иногда хочется свести вот к этому единственному стихотворению – это был родственный, но уже и превзойденный Бродским опыт, ибо в его случае варвары уже пришли.

Жизнь в "Ленинграде" давала живой пример, наглядный урок истории – исторического апокалипсиса, который не обязательно гибель в огне и дыме, но может предстать ежедневным прозябанием в очередях за колбасой или "мануфактурой". Об этом написано одно стихотворение Чеслава Милоша, позднее друга Бродского, – апокалипсис, ставший бытом. Опыт Бродского навсегда определил его тему – конец истории, гибель культуры. Здесь важен масштаб: не сиюминутные достижения тех или иных современников, но острое ощущение конца как такового, смертности не только человека, но и памятников его существования.

Уехавший (по существу высланный) на Запад, Бродский получил возможность наблюдать живую современность свободного мира, принципиально отличного от вялого советского апокалипсиса. И вот тут произошло самое интересное: Бродский остался при своем апокалиптическом видении. Пессимизм его, можно сказать, углубился – потому что расширилось поле наблюдений: уже не Россия, а мир, и если не мир в целом, то Запад. Новый апокалипсис Бродского – это картина избытка, не только материальных богатств, но и человеческих толп. В этих безмерных количествах теряется качество, обречен бесследно пропасть одинокий прозорливец. Едва ли не самое у него страшное – не побоимся этого слова – большое стихотворение "Сидя в тени": все о том же засилье толп, черной человеческой икры. Шимус Хини сказал о Бродском: для него слова "масса" и "Муза" взаимоисключающи. Бродский ощущает и выражает тему, ставшую основной у мыслителей экзистенциального толка или у таких культур-философов, как Ортега-и-Гасетт с его "Восстанием масс". Это восстание – не бунт, как может показаться, но именно возрастание, голое, пустое увеличение количеств. Человек в современном мире выброшен на поверхность, отчужден, более не способен увидеть собственную глубину, жить на глубине. Он утратил прямую ориентацию в мире, не видит больше ни красок, ни подлинной "длительности" мира, его живой непрерывности в век бешеных машинных скоростей и подавляющей информации массмедиа. Человек не может оставаться с самим собой, не может нырнуть в глубину – а только на такой индивидуальной глубине и можно встретиться с Богом, вести разговор с Небожителем.

Бродского не раз называли наследником романтической, в байроновском варианте, поэзии: одинокий певец, противостоящий миру, толпе, черни. Но такое противостояние у Бродского идет не от психологического надлома бунтаря-индивидуалиста, а от ясного и горького сознания утраты смыслов и бесполезности любого бунта. Ему ни в коем случае не свойственна романтическая, героическая поза. Настоящая трагедия, говорит Бродский, это гибель не героя, но хора. А гибель хора – это и есть утрата смыслов, "смерть Бога". И смысл можно попытаться найти только в монологе, которым становится любая попытка обрести Собеседника. Разговор с Небожителем – всегда и только монолог. Трагедия Бродского – не романтическая, а религиозная, он напряженный моралист протестантского, почти кальвинистского склада. Не Байрона нужно вспоминать в связи с ним, а Кьеркегора и Карла Барта.

Бродский – едва ли не последний, а может быть, действительно последний герой высокой европейской культуры, человек масштаба Рильке, Валери, Шестова, Элиота, Томаса Манна. Это нам горькое, но утешение – застать такого современника.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

В Казани сорвали лекцию бывшего профессора МГИМО Андрея Зубова



В Казани сорвали лекцию бывшего профессора МГИМО Андрея Зубова под названием "Причины автаркично-авторитарного рецидива в сегодняшней России". Как сообщил историк телеканалу "Дождь", после того как он прилетел в город, организаторам его выступления отказали в двух местах, где оно было запланировано.

Было принято решение прочитать лекцию в частном музее советских игровых автоматов, однако перед началом выступления Зубова в зал вошли полицейские и попросили всех собравшихся выйти. Свои действия сотрудники правоохранительных органов объяснили тем, что им сообщили о якобы заложенной в музее бомбе.

Историк закончил чтение своей лекции в кафе неподалеку. По словам организаторов мероприятия, в заведении, помимо слушателей, находились сотрудники управления по противодействию экстремизму, а за самим кафе велось наружное наблюдение.

Андрея Зубова уволили с кафедры философии МГИМО после того, как в марте 2014 года в газете "Ведомости" была опубликована статья, в которой профессор осуждал аннексию Крыма и военное вмешательство России на востоке Украины. В апреле руководство института восстановило историка в должности, однако после истечения срока контракта Зубов покинул МГИМО.




"Мы у власти, это и есть демократия"



"Любой политик стремится к максимизации собственной власти, и для него хорош тот политический режим, где он находится у власти. Проблема состоит в том, что одним политикам удается максимизировать свою власть, а другим нет, и, собственно, Собчаку не удалось добиться максимизации власти. В 1996 году он проиграл выборы мэра города одному из своих заместителей – Владимиру Яковлеву. Другой его заместитель, Владимир Путин, извлек из этого опыта некоторые уроки и стремился к максимизации собственной власти, и, в общем, ему это удалось, по крайней мере на время. Ну, а что касается того молодого человека, которого я встретил в приемной, то он тоже извлек свои уроки, потому что Дмитрий Медведев некоторое время занимал пост президента, сейчас он премьер-министр, он по-прежнему обаятельный, часто улыбается, но в известной мере он так и остался тем молодым человеком, который сидел в приемной"

Владимир Гельман, один из ведущих российских политологов, профессор Европейского университета в Петербурге, автор "Авторитарная Россия. Анализируя постсоветские изменения режима", вышедшей на английском в издательстве University of Pittsburgh Press – о Собчаке, отличнике колледжа для тиранов Путине и молодом человеке в приемной Диме.


Украина и перезагрузка


Андрей Пионтковский

США и страны ЕС, ссылаясь на Крым, явно стремятся отказать России в ее праве сохранить свое историческое влияние на Украину, Молдавию, Грузию.

Евгений Ясин, гуру русского либерализма

"Партия мира" его величества, которой на миру не смерть красна, а вполне себе комфортная жизнь в лучших интерьерах гей-Европы, уже давно почтительнейше взывала к вождю "Русского мира", деликатно пытаясь умерить его пафос: "Ты победил, Владимир Таврический! Ты перевел конфликт с декадентским гедонистическим Западом в недоступную для того сферу жесткой силы и политической воли. И твоя варварская евразийская дерзость принесла нам победу. Крым наш. Подползавший к нашим священным рубежам агрессивный блок НАТО остановлен. Что вызвало у нас волну энтузиазма и ранее остро дефицитной гордости за страну.

Да, скифы-с мы, да, азиаты мы с раскосыми и жадными очами. И мы вновь показали, что можем, когда захотим, прозвенеть на весь мир своими державно-патриотическими лозунгами. Мы все сегодня с президентом. Мы единая воля, единое тело, единое самоуважение и чувство вновь обретенного достоинства. На этом фоне непоколебимого единства власти и общества наши враги пытаются втянуть нас в долгосрочный прямой военный конфликт на Украине. По сути – во второй Афганистан.

Главная наша цель сегодня – сорвать эти коварные американские замыслы, зафиксировать Вашу, Владимир Владимирович, историческую Победу, не дать втянуть Россию в большую войну. Тем более что Украину мы сможем прекрасно продолжать душить и без всякой войны разнообразными экономико-политическими средствами".

Вождь внял мудрым советам своих верных слуг. 19 апреля со страниц англоязычной Мoscow Times прозвучал высочайше утвержденный рескрипт о новом мирном сосуществовании – Putin Wants Peaceful Coexistence With the West. Суть этого кремлевского послания городу и миру, скромно подписанного "Ф. Лукьянов", заключалась в двух абзацах, настолько откровенных, что они были опущены в появившемся на следующий день в "Российской газете" русском переводе:

"For the authorities to maintain the strong anti-Western sentiment they have manufactured, they must now take the conflict to the next level, and that is dangerous and extremely expensive". ("Для того, чтобы российские власти поддерживали раздутые ими антизападные настроения, они должны вывести конфликт на новый уровень, а это опасно и крайне дорого".)

"Turning back is impossible. The Crimean decision is irreversible, without putting the entire political model at risk. Any backtracking on support for eastern Ukraine would lead to serious political repercussions at home and would generally be perceived as a clear defeat for the Kremlin". ("Повернуть обратно невозможно. Решение о Крыме не отозвать – без того, чтобы при этом не была поставлена под сомнение существующая в стране политическая модель. Отказ от поддержки Восточной Украины приведет к серьезным политическим потрясениям внутри страны; это будет расценено как ясное поражение Кремля".)

Тон общения с заклятыми партнерами исключительно деловой. Никакой демагогии об антироссийском заговоре США или о доведенных до отчаяния и взявшихся за оружие моторолах, бесах, бабаях. Скорее mea culpa. Да, антизападную истерию раздули мы cами. Но поддерживать ее далее и тем более поднимать конфликт на следующий уровень эскалации мы уже не способны. Имперский пупок может надорваться. Dangerous and extremely expensive. Но вместе с тем вы же понимаете, господа, что ни о возвращении Крыма, ни об ослаблении российского присутствия на сепаратистских территориях не может быть и речи – прежде всего по внутриполитическим соображениям. Такие шаги были бы восприняты обществом как безоговорочное поражение Кремля и привели бы к серьезному политическому кризису.

Шокирующее признание провала проекта "Новороссия" и в то же время – требование признать результаты уже свершившейся экспансии. Не слишком ли рискованное начало разговора для Путина, который хочет мирного сосуществования с Западом?

Нет, такой сознательный разворот темы – свидетельство великолепного понимания авторами документа природы современного Запада. Если бы Запад действительно был тем, кем его рисуют те же самые люди в нацеленной на внутреннюю аудиторию пропаганде – монстром, алчущим расчленить Россию и растлить ее уникальную духовность, то его реакция на подобную комбинацию трусоватой беспомощности и запредельной наглости была бы предельно жесткой. Но на самом деле давно ушедшая на пенсию Европа и увенчанная Нобелевской премией мира администрация США судорожно ищут любую сохраняющую хоть минимальные приличия возможность избежать не просто военной (об этом и речи быть не может), но и продолжительной политической и экономической конфронтации с путинской Россией.

Collapse )

Путин подписал закон о нежелательных иностранных организациях





Президент России Владимир Путин подписал закон о нежелательных в стране иностранных и международных организациях.

Текст документа размещен в субботу на официальном портале правовой информации.

Согласно закону, нежелательной может быть признана иностранная или международная, но только неправительственная организация, "представляющая угрозу основам конституционного строя, обороноспособности и безопасности государства". Соответствующее решение принимается генеральным прокурором или его заместителями по согласованию с МИД России.

Отмена такого решения осуществляется в аналогичном порядке.

Перечень нежелательных организаций будет вести и обнародовать министерство юстиции.

За нарушение закона предусмотрен штраф от 5 тысяч до 100 тысяч рублей, за повторное нарушение – лишение свободы до шести лет.

По мнению экспертов и правозащитников
, под удар нового закона могут теперь попасть "Врачи без границ", "Международная амнистия", "Международная Хельсинкская группа", "Гринпис", "Репортеры без границ", "Трансперенси Интернешнл". Депутат Дмитрий Гудков, голосовавший против документа, отмечает, что во всех цивилизованных странах только суд может решить, нарушили ли тот или иной гражданин или организация закон. По мнению Гудкова, поправки не благоприятствуют развитию российской экономики, поскольку под их действие могут попасть и коммерческие организации.

Также в субботу стало известно о подписании Путиным изменений в законодательство о партиях. Поправки, среди прочего, запрещают юридическим лицам именоваться "партиями", если организации официально не зарегистрированы как политические партии.



Карл I, меч Европы



"Меч Христов. Карл I Анжуйский и становление Запада" – так называется только что вышедшая в Издательстве института Гайдара книга обозревателя Радио Свобода, историка Ярослава Шимова. Это историко-публицистическое исследование рассказывает о судьбе государственного деятеля и полководца XIII века, короля Неаполя и Сицилии, представителя французской династии Капетингов, младшего брата Людовика Святого.

Новая книга Ярослава Шимова расставляет новые оценки деятельности спорной фигуры средневековой истории