April 7th, 2015

"Кроме нас, этого некому сказать"



– Нас мучает совесть, мы присутствуем при таких событиях и молчим, поэтому хотелось сказать явно и открыто, что мы считаем эту войну неправой... А русским православным священникам сейчас запрещено говорить на эти темы, тем же батюшкам, которые готовы говорить, приходит прямое распоряжение сверху, чтобы они на эту тему не высказывались. И многие из нас думают так: раз священникам запрещено говорить, значит, за них скажем мы, миряне. Нам никто не может пригрозить ни лишением сана, ни отправкой на дальние приходы, нам бояться нечего. Мы дорожим мнением нескольких священников, которые не могут говорить публично. Но все же нам хотелось бы, чтобы наша Церковь меньше занималась политикой, меньше шла на поводу у властей, а все-таки с высоты амвона обличала зло, преступления, потоки лжи и ненависти, которые искусственно генерируются в нашей стране. И это не будет политической позицией Церкви, это будет евангельской позицией. Но наша Церковь, наоборот, очень часто действует по указке власти, чего мы, участники обращения, одобрить не можем.

Православные верующие из Петербурга попросили у граждан Украины прощения за войну



promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Искусственно живой рубль



За резким укреплением рубля относительно доллара в последний месяц, скорее всего, стоит удачная акция российского правительства, эффективность которой может иссякнуть в недалеком будущем. Так считает американский экономист сотрудник Гуверовского института в Калифорнии Михаил Бернштам.

Нынешнее укрепление рубля после его длительного падения может быть временным, считает американский экономист

Долгое прощание


Илья Мильштейн

Cороковины, сорочины, сорокоуст – последний в поминальной российской традиции день, когда живые прощаются с умершим, чья душа еще пребывает на земле. Он еще с нами, согласно поверью. Он видит и слышит нас. Поэтому так больно.

Потом должно стать полегче, и многим из тех, кто хоронил близких и дорогих людей, знакомо это чувство. Нет, горе не отступает и долго не притупляется, но погружается в память. Оседает в сердце, смешивается с кровью, обретает бесконечное измерение.

Ибо душа его, ушедшего от нас, больше не мытарствует здесь, соединившись с вечностью. С миллиардами тех, кто ушел до него и тоже не вернется. А нам, пока живым, остается только имя: чудесный звук, на долгий срок... Это еще можно назвать смирением.

Отчаянье смиряется тоской, и это уже не крик, но вздох. Смерть непоправима. Однако пока мы способны помнить и любить, он с нами, в наших душах и сердцах. Пока мы живы, он бессмертен, и время, которое лечит, подает, как милостыню, утешение. Сорок дней – рубеж.

С Борисом Немцовым все по-другому, и это, насколько могу судить, касается самых разных людей. Близких, дальних и тех, кто лично не был знаком с погибшим. Боль идет по нарастающей, усиливаясь с каждым днем, и дело тут не только в том, что он был очень известным политиком и не только в том, что его убили. Дело в том, что спустя сорок дней мытарства продолжаются, и мы, близкие и дальние, не в силах смириться с утратой. Потому что над ним, застреленным сорок дней назад, снова глумятся подонки, и нет нам ни покоя, ни утешения.

Люди приносят на Немцов мост свечи, цветы, портреты и плакаты, а вслед за ними являются молодежного типа подпутинские крысы и оскверняют мемориал. Люди приходят снова, восстанавливая то, что пожрали крысы, но настает ночь и на месте преступления орудуют мрачные коммунальные мужчины в черном, которые по приказу властей проводят санитарную спецоперацию - и опять разрушают мемориал. Люди вновь его возрождают, но крысы не унимаются, и начинается драка: крысы набрасываются на людей. Какое уж тут смирение, когда память о погибшем надо чуть ли не ежедневно защищать от надругательства.

А в сороковины, когда в России принято поминать умершего, прощаясь с ним навсегда, и друзья хотят организовать концерт его памяти, вдруг выясняется, что в целой Москве нет практически ни одной площадки, готовой принять музыкантов. Всем владельцам и учредителям надо, знаете ли, проконсультироваться с «кураторами из силовиков», и указанные кураторы как-то не советуют им проводить траурное мероприятие. Они не советуют, и владельцам сразу становится страшно, и это тоже, согласитесь, не побуждает к смирению перед лицом смерти в сороковой день.

Это побуждает к отчаянью. Словно Борис Немцов только что умер на наших глазах. Словно его опять убивают.

Однако более всего противится смерти сам погибший. Такое случается иногда, если уходит из жизни человек яркий, бесстрашный, счастливый, веселый, легкий, живой. И тем безысходней утрата, чем тоскливей пейзаж за окнами.

Борис Немцов на фоне эпохи муторной, постыдной и безотрадной, с ее бесконечным разнообразием оттенков серого крысиного цвета, олицетворял надежду. Сам по себе, безо всякой связи с действительностью. Грех уныния был ему чужд – быть может, единственному среди всех оппозиционных политиков, составляющих тот самый хор, который гибнет в конце настоящей трагедии. Время, в котором стоим, бывший вице-премьер оценивал трезво, но по жизни, как говорится, был оптимистом, отвергающим политическую смерть, и это проявлялось во всем, что он делал.

В антикоррупционных докладах, вызывавших ярость у пострадавших фигурантов. В ярославских парламентских разборках и разоблачениях регионального ворья. В устных веселых и несдержанных выступлениях, когда одним простым и непечатным словом он диагностировал происходящее в голове у вождя. За что его, наверное, и убили, и если фантастическую с виду кадыровскую версию об оскорблении религиозных чувств рассматривать под этим углом, то все и сходится.

Михаил Жванецкий очень точно сказал о том, как измерить любовь и масштаб человеческой личности. Количеством боли, которую вызывает его уход. Эта боль, перечеркивая все поверья и традиции, не проходит и в сороковины и лишь усиливается с каждым днем, и не скоро будет вытеснена нашей привычной безысходностью в столкновении со смертью. Эта боль сильнее смерти еще и потому, что нелюди, заказавшие и организовавшие расстрел на Немцовом мосту, до сих пор на свободе. И нет ни малейших сомнений в том, что правосудие свершится только после того, как они уйдут или будут вышвырнуты из власти. Не раньше - и это значит, что мы очень долго еще будем прощаться с Борисом Ефимовичем Немцовым.

Впрочем, есть в этом долгом прощании и горестное утоление. Он жив, пока нам больно. Он жив, пока время не лечит. Он жив, пока нет утешения. Он жив, пока мы не смирились и невыносимая боль нас не отпускает, превозмогая вечную разлуку.

Илья Мильштейн – журналист и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Не дошедшая до нас шутка



Название новой пьесы Тома Стоппарда "Сложная проблема" отсылает к термину, введенному австралийским философом Дэвидом Чалмерсом. В центре ее – субъективный опыт восприятия человеком окружающего. Можно ли отождествлять сознание с мозгом или же помимо этого физического объекта и протекающих в нем химических процессов существует нечто другое? Называйте это другое как вам угодно – душой, разумом, высшими силами.

Новую пьесу Тома Стоппарда ждали без малого десятилетие.

Кому нужен Донбасс?



На первом заседании Конституционной комиссии президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина останется унитарным государством, поскольку такую модель поддерживает до 90 процентов граждан страны.


Обсуждают Валерий Семененко, Николай Левченко, Владимир Огрызко.


Госдума лишила неприкосновенности депутата Илью Пономарёва



Госдума лишила неприкосновенности депутата от фракции «Справедливая Россия» Илью Пономарёва и дала согласие на возбуждение в отношении него уголовного дела.

Соответствующее представление Генпрокуратуры во вторник поддержали представители всех фракций. «За» проголосовали 438 парламентариев, 1 высказался «против».

Генпрокуратура обратилась в Госдуму с просьбой дать согласие на возбуждение в отношении Ильи Пономарёва дела по статье «соучастие в растрате» 25 марта. По данным следствия, речь идёт о хищении 22 миллионов рублей у фонда «Сколково».

Сам Пономарёв настаивает на своей невиновности. Депутат, участвовавший в акциях оппозиции, уверен, что претензии следственных органов к нему «политически мотивированы».

В октябре 2013 года Илья Пономарёв вышел из партии «Справедливая Россия», однако остается членом этой фракции в Госдуме. Он был единственным депутатом нижней палаты российского парламента, проголосовавшим против договора и закона о присоединении Крыма к России. С сентября 2014 года парламентарий находится в США.


Евгений Ясин. Дошли до дна после Крыма?



Падение цен на нефть и санкции бьют по бюджету. Правительство России срочно урезает государственные расходы, кроме военных. В ряде регионов финансирование медицины сокращается на 40%. При этом Госдума предлагает увеличить ассигнования на развитие Крыма.

Дошел ли социально-экономического кризис в России до дна или возможно его углубление? Обсуждаем с научным руководителем Высшей школы экономики, профессором Евгением Ясиным.

Донбасс. Год войны



Ровно год назад украинские власти объявили о начале на востоке страны антитеррористической операции (АТО). Впоследствии АТО переросла в военную операцию против донбасских сепаратистов и поддерживающих их, как считают в Киеве, регулярных российских войск, хотя Москва по-прежнему отрицает участие своих военных в конфликте в Донбассе. Хронология главных событий в зоне конфликта, их оценки и прогнозы развития ситуации на востоке Украины.

Через год после начала активного противостояния в Донбассе перспективы мирного урегулирования там по-прежнему не ясны

"Меньше Путина – больше жизни"



"Весь контент можно будет посмотреть в прямом эфире, а после этого в интернете. Это канал общей направленности, на котором только небольшую часть эфирного времени займут новости и политика. Мое глубоко личное мнение таково: меньше Путина – больше жизни. О пропаганде и контрпропаганде речь не идет. Мы постараемся показать то, что невозможно увидеть на русском языке нигде в мире, в первую очередь, местные передачи о жизни в Эстонии – в Таллине, Нарве, Тарту, – и в Европе, о том, что значит жить в Европейском союзе и так далее. Об этом не очень много говорят на русском языке. Свободных русскоязычных СМИ в мире не так уж много".

Руководство общественного телевидения в Латвии и Эстонии обдумывает создание телеканала на русском языке под единым названием и брендом и с национальным финансированием. К созданию нового СМИ могут привлечь российских журналистов, обосновавшихся в Прибалтике.

Буря в "Новой Бурятии"



Статью о танкисте, раненом в Донбассе, трое суток вырезали из отпечатанного тиража газеты

Бурятский танкист Доржи Батомункуев, тяжело раненый в бою под городом Дебальцево в Донецкой области Украины, стал широко известен после интервью, которое у него в начале марта этого года взяла журналистка "Новой газеты" Елена Костюченко. Впрочем, восхождение Батомункуева к вершинам медийной славы началось еще до публикации этого разговора: 23-го февраля он стал одним из героев телевизионного сюжета о встрече Иосифа Кобзона с раненными бойцами "ДНР" в ожоговом центре при Донецкой областной центральной клинической больнице, хотя тогда еще никто не называл его имени и фамилии. Спустя несколько месяцев журналист газеты "Новая Бурятия" решил поинтересоваться судьбой Батомункуева и выяснил, что тот лечится в больнице в соседнем Забайкальском крае, а его мать жалуется на отсутствие помощи со стороны Министерства обороны России. Сразу после публикации на сайте статья об этой истории была удалена с сайта издания и вырезана из уже отпечатанного тиража. Главред "Новой Бурятии" не считает случившееся цензурой, а автор материала говорит, что не уверен, будет ли он и дальше заниматься историей раненого танкиста. Собеседник Радио Свобода из другой бурятской газеты уверен, что статью сняли с сайта и вырезали из печатного тиража по треованию спецслужб.