February 23rd, 2015

Революция в твоем шкафу



Протест не прекращается, и только поэтому западные демократии продолжают существовать. Сейчас нищета и бесправие народов в странах "третьего мира" стали инструментом, проверяющим демократические ценности на прочность. От каких привилегий мы готовы отказаться ради свободы, равенства и братства?

promo svobodaradio september 6, 2016 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda

Антимайдан в отсутствие Майдана



"У нас очень много знакомых в Москве, друзей, родственников, но мы абсолютно уверены, что никто из них не пойдет на этот митинг. Потому что наши знакомые нормальные люди. Вы представьте себе: это митинг против митинга, это демонстрация против демонстрации. На Майдан шли, и теперь выходим на Майдан, чтобы не выходили на Майдан. Это бред сивой кобылы".

Кто и зачем вышел на шествие "Антимайдана"? Обсуждают журналист Акрам Муртазаев (Москва) и писатели братья Капрановы (Киев)


Отбиваясь от варваров


Андрей Остальский

В последнем номере «Санди таймс»американо-британская властительница дум Аманда Формэн утешает «золотой миллиард». Не надо паниковать – наступление путинской России, «экспансию клептократического государства» есть еще шанс остановить.

В своей прошлой колонке я упоминал комментарий Георгия Мирского, утверждающего, что мировой ядерной войны в ближайшее время не будет, и удивлялся тому, что в России это, оказывается, надо уже доказывать. А теперь – зеркальная история: пора успокаивать Запад.

То, что происходило в мире за последние 60 лет, было, конечно же, триумфом западных, либеральных (в широком смысле слова) ценностей. После тяжелого рецидива Второй мировой войны этот процесс ускорился. Перед войной в мире было только 11 демократических стран. Сегодня их больше ста. Статистика показывает, что за это время на земле сократилось число войн и конфликтов, меньше стало погибать людей, а вот уровень материального благосостояния, качество жизни росли, причем не только в развитых богатых странах, но и в мире, который сегодня уже неприлично считается называть «третьим». (Бедность во многих случаях остается вопиющей, но все же она медленно, но неуклонно отступает). В целом несравнимо лучше стало положение женщин, гораздо меньше детского труда, все больше в мире стран, отказавшихся от смертной казни и запретивших пытки. Нет счетчика или измерителя, но можно утверждать, что в мире ощутимо выросло «количество» свободы, прав человека, уважения к достоинству личности. И одновременно снизился «объем» жестокости в отношении одних человеческих существ к другим, меньше стало злобы и агрессии в атмосфере земли (хотя все еще очень много!).

Речь не только о «золотом миллиарде», хотя именно он подает пример остальным, но и они, остальные, пусть медленно и мучительно, с множеством отступлений и шагов в сторону, но в итоге следуют за развитыми странами.

Но сегодня многим начинает казаться, что этот прогресс – под угрозой. Настолько, что приходят в голову сравнения с событиями не вековой давности, а с тем, что происходило в Европе полтора тысячелетия назад.

Тот пример показывает, что прогресс обратим. Что грубая сила способна повернуть часы истории вспять. Оказалось, что навалившись с нескольких сторон на изнежившееся и размякшее великое Римское государство, примитивные, отсталые варвары вполне могут восторжествовать и надолго ввергнуть Европу в Средние века.

Вот и теперь наступление идет сразу с двух сторон – радикальные, воинствующие исламисты с одной, и шовинизм и национализм, с другой. И те и другие построены на мифах и анахронической морали, на отрицании прогресса. Даже странно, что они еще не заключили между собой стратегического союза. Ведь цель у них одна… и враг – один.

«Гибридная война особенно эффективна, пишет Аманда Формэн, когда ее ведут страны, которые не чувствуют себя ограниченными международным правом или моральными нормами… Но это не значит, что либеральная демократия не способна защитить себя».

Вот оно как: оказывается, в этом тоже надо уже убеждать.

Так называемые либеральные ценности – это на самом деле ценности европейского Просвещения.Кто-то остроумно заметил уже, что Пушкин, Толстой, Чехов по меркам сегодняшней официальной российской идеологии все как один – «русофобы». Хотя точнее было бы сказать: «путинизмофобы». Они действительно несовместимы с нетерпимостью и с узостью средневековых скреп. Правы те, кто говорят: сегодня Обама, Кэмерон и Меркель – на стороне толстых и чеховых, на стороне русской гуманистической традиции. А ее враги штурмуют стены цивилизации с противоположной стороны.

Поэтому я хотел бы сказать Аманде Формэн: варвары угрожают не только Западу, и границы в этой войне вовсе не совпадают с государственными. Впрочем, она и сама наверняка об этом догадывается.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор, востоковед

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

"Зов войны" в Харькове



В Харькове 22 февраля во время "Марша достоинства" при взрыве погибли два человека, 15 ранены. По данным милиции к организации теракта, а именно так правоохранители квалифицировали преступление, причастна группировка "Харьковские партизаны". Эта организация и прежде несколько раз предпринимала атаки на защитников единства Украины и сторонников "Евромайдана".

Взрыв в Харькове на "Марше достоинства" в память о жертвах киевского "Майдана". В теракте обвинены "Харьковские партизаны"

"Марш достоинства" в Киеве



В Киеве состоялся "Марш Достоинства" в память об активистах, погибших в протестных акциях год назад. В марше, помимо президента Украины Петра Порошенко, участвовали лидеры Германии, Польши, Латвии, Литвы, Грузии, Молдавии, Словакии, а также президент Европейского Совета. Демонстранты прошли по центральным улицам Киева до Площади Независимости (Майдана Незалежности), где состоялась молитва за мир.

Фотогалерея

Как начать холодную войну



70 лет назад, в конце зимы 1945 года, Красная армия заняла Варшаву и Будапешт. К началу весны большая часть Восточной Европы была освобождена от нацистов. Еще не закончилась «горячая» война с Гитлером, а мир уже начал движение в сторону «холодной» войны между недавними союзниками. Можно ли было ее предотвратить? И не стоит ли в связи с украинским кризисом Европа на пороге нового долгого военно-политического противостояния, похожего на тогдашнее?

Противоположные взгляды историков на противостояние Востока и Запада: 70 лет назад и сейчас


"Ганди пришел бы в ужас"



Находясь в Дели, президент Обама во время экуменической трапезы с представителями разных конфессий сделал заявление, шокировавшее индийцев. А именно, что Махатма Ганди пришел бы в ужас от актов религиозной нетерпимости, которые время от времени сотрясают страну. Индуисты это восприняли на свой счет, хотя с равным успехом слова президента были применимы и к индийским мусульманам, проявляющим религиозную нетерпимость.


Возможна ли в Индии эскалация противоречий между индуистами и религиозными меньшинствами при правительстве Нарендры Моди


Плачут, звонят, не понимают



«Раньше автобусы оставляли определенную сумму на блокпосту и проезжали, сейчас они уже на волне резонанса побаиваются брать деньги, так что и этой возможности нет. А раньше да, от полтинника до 450 гривен с транспортного средства. У меня где-то автобусов 80 проехали, с автобуса где-то по 100 гривен снимали. Остановить одного террориста и при этом испортить отношения с тысячами украинцев – это и есть сепаратизм. Я считаю, что решение РНБО о пропускном режиме – это одно из сепаратистских решений, принятых нашим руководством».

Украинский священник и волонтер из Донецка рассказал Радио Свобода о проблемах, которые возникают у жителей подконтрольных сепаратистам территорий при попытке выехать из зоны АТО.

Библиотека убитых поэтов



"Это идея библиотеки – только не земной, а, скорее, небесной, где они все собрались и имеют возможность радоваться. Это нездешняя библиотека, здесь собраны поэты, которых убило государство. Я рассматриваю этот проект как итоговый, как памятник жертвам. И на самом деле мне бы хотелось, чтобы он куда-то отправился путешествовать после этой выставки. Возможно, он мог бы стоять где-нибудь на природе, как настоящий памятник – только в металле."

Выставка "Библиотека убитых поэтов" в Фонтанном доме