Официальный блог Радио Свобода (svobodaradio) wrote,
Официальный блог Радио Свобода
svobodaradio

Непатриот Хармс



"Тогда он опять ослеп и почувствовал, что его держат и подымают по лестнице. А наверху был такой разговор: – Ведите, – сказал невидимый человек. – Ведем, – ответили невидимые люди. – Сюда, – сказал невидимый человек. – Понятно, – ответили невидимые люди. – Привели? – спросил невидимый человек. – Он тут, – ответили невидимые люди. Павленька вытянулся и произнес очень тонким голосом: – Я спел. – Пали, – сказал невидимый человек, и Павленька упал, обливаясь кровью".

Это фрагмент одного из "хармсианских" рассказов писателя и искусствоведа Всеволода Петрова, в конце 30-х годов входившего в круг друзей Даниила Хармса. К тому времени Хармс, уже переживший арест и высылку вместе с другими членами литературного объединения ОБЭРИУ по обвинению в участии в "антисоветской группе писателей", был практически лишен возможности зарабатывать писательским трудом. Петров так описывал тогдашнее мироощущение Хармса: "Он думал о войне с ужасом и отчаянием и знал наперед, что она принесет ему смерть; он и вправду не пережил войну, хотя гибель пришла к нему, быть может, не тем путем, какого он тогда страшился". Хармс был арестован 23 августа 1941 года по обвинению в распространении клеветнических и пораженческих настроений. Ему приписывали такие слова: "Форму я не одену и в советских войсках служить не буду, не желаю быть таким дерьмом. Если меня заставят стрелять из пулемета с чердаков во время уличных боев с немцами, то я буду стрелять не в немцев, а в них из этого же пулемета".

Хармс симулировал сумасшествие, чтобы избежать расстрела, был помещен в психиатрическую лечебницу и умер в тюремной больнице 2 февраля 1942 года – в один из самых голодных месяцев блокады Ленинграда. Предполагается, что он похоронен в братской могиле на Пискаревском кладбище. Многие его биографы считают наветом доносчика процитированные высказывания Хармса из дела: "я буду стрелять не в немцев, а в них из этого же пулемета".

"Не стоит навязывать Хармсу наши представления об истории. Мы знаем, какими были два этих режима. Нет никаких свидетельств, как Хармс воспринимал нацистскую Германию, вообще ни одного. Он был германофилом изначально, но это относилось, естественно, к традиционной немецкой культуре, к немецкому языку, Гете, Гейне и другим деятелям немецкой культуры. Ни одного высказывания о том, как Хармс воспринимал современную ему гитлеровскую Германию. Строить эти догадки, на мой взгляд, совершенно бессмысленно. Тогда были люди, целые страны, которые стояли перед этим трагическим выбором – между Гитлером и Сталиным, – которые возлагали на Гитлера какие-то надежды по свержению ненавистного им большевизма. На мой взгляд, это была трагическая ошибка, а для некоторых – преступная деятельность. Потому что, на мой взгляд, гитлеровская Германия была тем уровнем ужаса и кошмара, к которому Сталин не успел дойти, но шел, конечно. Слава богу, он вовремя умер и некоторые достижения Гитлера реализовать не успел. Мысль о том, что с помощью одного зла можно победить другое зло, очень тяжелая, неприятная. Но Хармс не был историософом, историком, который может судить с высоты нашего знания. Он просто жил в стране, в городе, где были его друзья, любимые люди, и были представители режима, от которого, повторяю, он пытался всячески спрятаться".

Об отношении Даниила Хармса к Германии и к советской власти читайте на сайте Радио Свобода.

promo svobodaradio september 6, 17:35 1
Buy for 100 tokens
Теперь вы можете читать, смотреть или слушать материалы Радио Свобода, подписавшись на наш канал в Telegram - https://telegram.me/radiosvoboda
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment